Главная » АНТИКОРРУПЦИЯ » Экспертное мнение: Бизнес-киллера заказывали?

Экспертное мнение: Бизнес-киллера заказывали?

[alert color=»C23E3E»]

dfbfhjnЕ. Н. Мысловский — член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте Российской Федерации, кандидат юридических наук, профессор кафедры уголовного права и процесса Российской государственной академии интеллектуальной собственности; стаж работы по уголовно-правовой специальности — 45 лет.

[/alert]

Мы продолжаем исследовать ситуацию о злоупотреблениях при осуществлении процедуры банкротства ЗАО   «ПИИ «ДастинМаркет». Начало нашему исследованию было положено в номере 1 журнала, продолжено в номерах 2 и 3. В этом номере мы завершаем детальный анализ злоупотреблений со стороны конкурсного управляющего Шабалина Ю.Г., прикрытого арбитражным судом Тюменской области, начатому во имя  взыскания налоговой недоимки в размере 8 млн. рублей  и приведшего к фактическому совершения хищения имущества предприятия на сумму более 450 млн. руб.

 В предыдущих номерах мы анализировали материалы дела о взыскании налоговой недоимки службой судебных приставов; материалы гражданского дела о взыскании со Шмидта А.И. в пользу банкира Квасова В.В. более 200 тысяч долларов по заведомо ложным доказательствам, представленным Квасовым в суд; материалы многострадального уголовного дела, возбужденного против А.И. Шмидта,  основанием для которого послужило вышеназванное незаконное решение гражданского суда; материалы столь же многострадального уголовного дела о хищении банкирами Тюменского филиала  Ханты-Мансийского банка более 35 миллионов рублей из-за разоблачения которых и началась хорошо спланированная банкирами и ими же организованная экономическая атака на бизнеса Шмидта, которую поддерживает вся правоохранительная система Тюменской области и с которой вот уже десять лет практически безуспешно пытается воевать Алексей Шмидт.

В этом номере мы, в основном, исследуем результаты деятельности конкурсного управляющего Шабалина блистательно выполнившего заказ по убийству бизнеса А.Шмидта.

Как это ни странно звучит, но по мнению руководства правоохранительных органов области и областного арбитражного суда действия конкурсного управляющего проверке и какой-либо ревизии не подлежат, поскольку судом принято решение об утверждении отчёта о банкротстве. А поскольку в порядке надзора  решение арбитражного суда о банкротстве может быть обжаловано только в течение года, то и нет оснований для надзорной проверки дела. Вот мы и начнём анализ материалов дела с этого судебного решения.

Как разъясняет сложившаяся судебная практик, дальнейший пересмотр обжалуемого судебного акта при состоявшейся ликвидации должника противоречит принципам равноправия сторон, состязательности и исполнимости судебных актов, в связи с чем, невозможна проверка законности судебных актов, вынесенных по делу, в котором должник ликвидирован.

При таких обстоятельствах, единственно возможным способом восстановления нарушенных прав акционеров ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» является проверка законности действий конкурсного управляющего Шабалин Ю.Г. на предмет наличия в его действиях признаком преступления, предусмотренного ст.ст. 159, 165 Уголовного кодекса РФ. Именно этого и просит в течение последних 8 лет бывший директор и акционер ЗАО «ДастинМаркет» и именно в этом ему постоянно отказывают.

Итак, начнём с конца.

Определением Арбитражного суда Тюменской области от 10 февраля 2005 года было завершено конкурсное производство (л.д. 70-72 том 35). В основу данного Определения положен отчет конкурсного управляющего.

В чём же заключается функция конкурсного управляющего и почему в последние годы они так легко становятся бизнес-киллерами?

На основании ч.2 ст.129 Закона о банкротстве, «конкурсный управляющий обязан: принять в ведение имущество должника, провести его инвентаризацию; привлечь независимого оценщика для оценки имущества должника; уведомить работников должника о предстоящем увольнении не позднее месяца с даты введения конкурсного производства; принимать меры по обеспечению сохранности имущества должника; анализировать финансовое состояние должника; предъявлять к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требования о ее взыскании в порядке, установленном настоящим Федеральным законом; заявлять в установленном порядке возражения относительно требований кредиторов, предъявленных к должнику; вести реестр требований кредиторов, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом; принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц; исполнять иные установленные настоящим Федеральным законом обязанности».

В истории с банкроством ЗАО ПИИ «ДастинМаркет» арбитражных управляющих было два – один подготовил почву, а второй её возделал. Первое действие. которое должен был совершить арбитражный управляющий – провести инвентаризацию всего имущества должника. А теперь обратимся к отчёту  временного управляющего Васильева-Чеботарёва Ю.А. стр.7 (л.д.8):

  • инвентаризация имущества – в рамках процедуры наблюдения не производилась;
  • рыночная стоимость имущества – в рамках производства наблюдения оценка рыночной стоимости имущества не производилась. И тем не менее им был сделан вывод о невозможности взыскания налоговой недоимки и необходимости назначения процедуры банкротства. (т5 л.д.63) См. ил. 1.

gjmg

Стратегия для бизнес-киллера, или как обойти закон.

Коммерческие дела любят тишину, но  дела о банкротстве нуждаются в гласности, поскольку это дела в сфере публичного управления. В таких делах суд осуществляет функции органа государственного управления, облекая свои акты в процессуальную форму. И здесь гласность судебного разбирательства выступает одной из гарантий доверия к решениям, выносимым арбитражным судом. Государство также заинтересовано в гласности, чтобы суд не высмеивали пропагандисты, ангажированные противником.

Отсутствие жалоб — прямое свидетельство того, что судебное решение хотя бы формально удовлетворило всех участников процесса. Следовательно, про такой приговор или решение можно утверждать, что они, вероятно, справедливы. А если судебное решение областного арбитражного суда обжалуется высшему должностному лицу государства (Президенту) да ещё 39 (!) раз, то не повод ли для вмешательства Высшего арбитражного суда?

Судьям, как и всем людям, свойственно ошибаться. Но судьи почему-то очень не любят, если на допущенные ими ошибки им указывают не их вышестоящие коллеги, а люди со стороны – адвокаты, журналисты, простые участники судебных процессов и даже учёные. И пробиться через эту корпоративную солидарность бывает чрезвычайно трудно.

Вот и последний ответ, подписанный лично прокурором Тюменской области (11.03.2013 г №16-201-2008) В. Владимировым чётко отвечает: «Ваши обращения… о нарушениях законных интересов ЗАО «ПИИ «Дастинмаркет» и другими вопросам прокуратурой области рассмотрены с дополнительным изучением всех имеющихся материалов…Доводы… рассматривались в рамках арбитражного процесса, связанного с процедурой банкротства ЗАО «ПИИ «Дастинмаркет»…в ходе которых своего подтверждения не нашли. Судебные решения вступили в законную силу…»

Следует отметить, что помимо официальной судебной оценки содеянного виновными существует и иная, куда более значимая оценка — общественная. Любое судебное решение оценивается гражданами с точки зрения справедливости или несправедливости, а потому «справедливость» имеет практическое предназначение в жизни общества и отдельно взятого человека.

Справедливость без законности не существует…

Существенные нарушения законодательства и прямые злоупотребления при возбуждении дела о банкротстве,  являются «судебным прикрытием» рейдерского захвата.

В данном случае мы имеем дело с чистым рейдерским захватом собственности – торгового комплекса, с использованием судебных инструментов.

Отъём имущества у законного владельца с использованием различных, как бы правовых схем в начале двухтысячных годов только начинал расцветать. Термин рейдерство ещё только входил в деловой оборот. Забрать имущество у собственника оказывается было можно, включив (создав формальный повод) в процесс государство в лице определенного круга должностных лиц и органов, то есть административный ресурс. И здесь Ханты-Мансийский банк тоже был не оригинален. /О систему рейдерских захватов банковскими структурами чужого бизнеса Национальный антикоррупционный комитет  дважды (в 2009 и 2011 гг) составлял специальные доклады для руководителей государства./ Следует отметить, что председателем совета директоров Ханты-Мансийского банка в то время был Губернатор Ханты-Мансийского автономного округа г-н Филипенко (ныне аудитор Счётной палаты Российской Федерации).

Когда началась длительная борьба между банком и  ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет», то стали активно использоваться широко применявшихся в  то время технологии рейдерского захвата с использованием так называемого «судебно-административного» ресурса.

Для осуществления этих целей были привлечены юрист банка Баськова (она же судья третейского суда), арбитражный управляющий Васильев-Чеботарев и конкурсный управляющий Шабалин Ю.Г. (члены Гильдии арбитражных управляющих, членом руководящего органа корой является муж Баськовой) и заместитель председателя областного арбитражного суда Лоскутов. Были использованы связи руководства банка в налоговой инспекции, службе судебных приставов, в регистрационных  и в правоохранительных органах.

Наибольшую сложность при проверке обстоятельств банкротства предприятия представляло изучение материалов арбитражного дела, составляющего 102 тома. Как уже отмечалось руководитель аппарат областного арбитражного суда вежливо, но категорично отказал нам в доступе к делу. Мотивы этого стали понятны сразу же, как только мы начали изучать полученные нами копии материалов дела.

Начнём с самого по порядку с самого начала. Итак, у ЗАО «ДастинМаркет» возникла недоимка по налогам в размере около 8 млн. рублей (в разных документах, фигурирующих в деле о банкротстве, сумма недоимки варьируется от 6 до 10 млн. руб., но для нас это сейчас не имеет принципиального значения), Принципиально важным является то, что в то время существовал установленный правительством порядок процедур, предшествующий обращению в арбитражный суд с иском о признании предприятия банкротом.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.02.2003 г. №100 (в редакции, действующей на момент подачи заявления о банкротстве) на Федеральную службу России по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО) возложены функции уполномоченного органа, представляющего в делах о банкротстве и в процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей и требования Российской Федерации по денежным обязательствам. Спустя два месяца вышло ещё одно дополнительное Постановление Правительства РФ от 15.04.2003 г. №218 «О порядке предъявления требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства» (действующее на момент подачи заявления о банкротстве), предписывающее, что решение о подаче заявления о признании должника банкротом  должно было приниматься уполномоченным органом. На основании п.9 данного Постановления, «целесообразность подачи заявления о признании должников банкротами определяется межведомственным совещанием, состав которого утверждается уполномоченным органом по согласованию с Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации».

Таким органом в Тюменской области было территориальное отделение ( ТО ) ФСФО.

Согласно ст.7 Закон о банкротстве правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладает, в том числе, уполномоченный орган. Данное право возникает у уполномоченного органа после принятия к налогоплательщику принудительных мер по взысканию недоимки — через тридцать дней с даты принятия налоговым органом решения о взыскании задолженности по обязательным платежам за счет имущества.

Внешне вроде бы эти условия были соблюдены — судья Тюменского областного суда Кокшаров А.А. принял 20 ноября 2003 г. к рассмотрению заявление территориального органа ФСФО о признании ООО «Предприятие с иностранными инвестициями «Дастинмаркет» несостоятельным (банкротом). С этого момента и завертелось судебное колесо. Прежде чем перейдём к анализу изученных документов давайте рассмотрим, что вообще на тот момент представляла собой процедура банкротства. Но это только внешне, потому, как суть была грубо извращена.

Институт банкротства получил правовое закрепление в ст. 61 и 62 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ), в Законе «О несостоятельности (банкротстве)» от 8 января 1998 г. Во многих странах Закон о банкротстве называют конституцией экономики. И это очень точное определение. Экономика не может нормально функционировать, если не заниматься предприятиями, которые имеют огромные долги. Предприятие в состоянии банкротства — глубоко больное предприятие. Можно этого больного убить, то есть распродать по частям и что-то вернуть кредиторам. Но не станет рабочих мест, не будет налогоплательщика. Закон о банкротстве призван принять все меры к «лечению» такого больного. Государству не нужна выжженная земля после банкротства, обществу нужны действующие предприятия.

В декабре 2002 г. вступил в силу новый Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» № 127-ФЗ. Процедуры банкротства должны были способствовать преодолению кризиса неплатежей, прекращению роста просроченной задолженности и предотвращению негативных социальных последствий, связанных с кризисными процессами. Закон содержал жесткие требования к арбитражным управляющим, которым доверялось проведение процедур банкротства.

Статья 29 нового Федерального закона предусматривала компетенцию федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в сфере финансового оздоровления и банкротства. Так, правительство определяло порядок подачи заявлений уполномоченными органами, объединения и представления требований по денежным обязательствам и обязательным платежам, проведения учета и анализа платежеспособности стратегических предприятий и организаций, координирует отношения власти с кредиторами в лице представителей государственных внебюджетных фондов.

В целях создания организационных, экономических и иных условий, необходимых для реализации актов о несостоятельности (банкротстве с апреля 2000 г. начала функционировать — Федеральная служба России по финансовому оздоровлению и банкротству, сокращенно ФСФО России. Положение о Федеральной службе России по финансовому оздоровлению и банкротству было утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 4 апреля 2000 г. № 301. К основным задачам Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству относились: разработка и реализация мероприятий по финансовому оздоровлению и реструктуризации неплатежеспособных организаций; проведение государственной политики по предупреждению банкротств лиц, осуществляющих в соответствии с гражданским законодательством предпринимательскую деятельность, а также обеспечение условий реализации процедур банкротства; исполнение полномочий государственного органа по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению, уполномоченного обеспечивать защиту интересов Российской Федерации при решении вопросов о несостоятельности (банкротстве) организаций; разработка и реализация мероприятий по обеспечению анализа финансового состояния организаций и контроля соблюдения ими платежно-расчетной дисциплины.

Поставленные перед ФСФО задачи решались через её территориальные органы, которые должны были: участвовать в реализации мероприятий по реструктуризации и финансовому оздоровлению неплатежеспособных организаций, имеющих определяющее значение для экономики страны и региона; организовать и обеспечивает работу межведомственных комиссий, создаваемых для решения вопросов о реструктуризации и финансовом оздоровлении организаций-должников; анализировать финансовое состояние организаций-должников по платежам в федеральный бюджет и государственные внебюджетные фонды и оценивать их платежеспособность; направлять в установленных случаях и порядке заявление в арбитражный суд о признании должника банкротом и др.

На основании проведенного анализа структуры баланса предприятия территориальный орган обязан был дать письменное заключение о финансовом состоянии предприятия. В том случае, когда структура баланса рассматриваемого предприятия признавалась неудовлетворительной, а предприятие — неплатежеспособным, территориальным органом ФСФО должен был оформляться акт и уведомление о признании предприятия неплатежеспособным и имеющим неудовлетворительную структуру баланса.

Этот акт должен был утверждаться в установленном порядке руководителем территориального органа ФСФО и в трехдневный срок с момента его утверждения копия акта вместе с уведомлением должна была направляться территориальным органом Комитету по управлению имуществом, наделенному правами территориального органа Госкомимущества России, по месту расположения неплатежеспособного предприятия; органу государственной, исполнительной власти по ведомственной принадлежности неплатежеспособного предприятия; органу исполнительной власти субъекта Федерации по месту расположения неплатежеспособного предприятия; руководителю неплатежеспособного предприятия; Федеральной службе по финансовому оздоровлению и банкротству (если акт утвержден директором территориального органа).
Отдельного рассмотрения заслуживает методика оценки финансового состояния, предложенная ФСФО России для проведения мониторинга финансового состояния организаций и учета их платежеспособности. Методика основана на расчете совокупности финансовых индикаторов и их качественной интерпретации (Указанная методика имеется в распоряжении экспертов фонда «Антимафия» и мы убедились, что предлагаемые в ней оценки не были использованы при решении вопроса о признании ЗАО ПИИ «Дастинмаркет» неплатёжеспособным предприятием.)

Основной целью создания ФСФО являлось пресечение так называемых «заказных банкротств». Именно с этой целью вводился институт саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (СРО), на которые возлагались большие надежды, поскольку многое зависит от добросовестности арбитражного управляющего. Предполагалось, что начать банкротство вообще станет очень сложно, поскольку любой из должников был вправе сказать: «Я согласен с долгом, но не хочу передавать предприятие в управление арбитражному управляющему. Хочу работать сам и обязуюсь выплатить долги по графику». Кстати, график можно было составить на достаточно длительный период — до двух лет. В условиях действия нового закона и арбитражные управляющие, и территориальные органы ФСФО России в тех делах о банкротстве сами предлагали собственникам должника инициировать процедуру финансового оздоровления. Собственник мог воспользоваться своим правом на финансовое оздоровление. Но, чтобы разобраться во всем, предприниматель, судья, арбитражные управляющий должен хорошо знать экономику, бухгалтерское и финансовое законодательство, а также законодательство о банкротстве. Кроме того, необходимо было провести серьезные экспертизы. А производство экспертиз — одно из самых тяжелых дел, здесь нужны специальные знания.

В развитие практики применения процедуры банкротства постановлением Правительства от 15.04.2003 г. №218 было принято Положение « О порядке предъявления требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства». Этот документ определил порядок предъявления требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства в целях обеспечения: а) подачи уполномоченным органом заявления о признании должника банкротом; б) объединения и представления требований об уплате обязательных платежей и требований Российской Федерации по денежным обязательствам (далее именуются — требования Российской Федерации); в) координации деятельности представителей федеральных органов исполнительной власти и государственных внебюджетных фондов; г) учета мнения органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления при определении позиции федеральных органов исполнительной власти как кредиторов по обязательным платежам в ходе процедур банкротства. Положение предусматривало, что в случае неисполнения должником требований по уплате обязательных платежей в размере, установленном Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» в качестве основания для подачи заявления о признании должника банкротом, налоговые или таможенные органы не позднее 3 месяцев с даты направления судебному приставу-исполнителю постановления налогового или таможенного органа о взыскании налога (сбора) за счет имущества должника направляют в адрес территориального органа ФСФО уведомление о наличии задолженности по обязательным платежам.
В отношении должников, размер внеоборотных активов которых по состоянию на последнюю отчетную дату составляет от 300 млн. до 1 млрд. рублей, а решение о подаче заявления о признании должника банкротом принимается на межрегиональном уровне (далее именуются — должники категории В), а также иных должников, не относящихся к категориям А, Б и В (далее именуются — должники категории Г), решение о подаче заявления о признании должника банкротом в соответствии с Положением должно было приниматься уполномоченным органом.

В недельный срок с даты получения уведомления о наличии задолженности и документов, ТО ФСФО определяет дату заседания межведомственной комиссии (межведомственного совещания). Целесообразность подачи заявления о признании должников банкротами определяется межведомственным совещанием, состав которого утверждается уполномоченным органом по согласованию с Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации. Заседания межведомственного совещания проводятся соответственно межрегиональными территориальными или территориальными органами уполномоченного органа и оформляются протоколами, согласованными с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления по месту регистрации должника. При наличии согласия решение о целесообразности (нецелесообразности) подачи заявления о признании должника банкротом оформляется приказом межрегионального территориального (территориального) органа уполномоченного органа. В случае несогласия в протоколе заседания отражается мотивированное заключение согласующего органа, на основании которого межрегиональный территориальный (территориальный) орган уполномоченного органа готовит доклад и направляет его вместе с протоколом в уполномоченный орган (его межрегиональный территориальный орган) для рассмотрения вышестоящей межведомственной комиссией (межведомственным совещанием).

Приказы и протоколы оформляются межрегиональным территориальным или территориальным органом уполномоченного органа в течение трех дней с даты проведения заседания комиссии (совещания). В целях обеспечения учета мнения органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления при определении позиции федеральных органов исполнительной власти уполномоченный орган перед участием в собрании кредиторов, в повестку дня которого внесен вопрос о выборе процедуры банкротства, запрашивает мнение соответствующего органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации и органа местного самоуправления в отношении применения процедур банкротства и хода процедуры банкротства.

Уполномоченный орган принимает во внимание мнение соответствующего органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации и органа местного самоуправления в отношении применения процедур банкротства и хода процедуры банкротства.

Так на каком же основании судья Тюменского областного суда Кокшаров А.А. принял 20 ноября 2003 г. к рассмотрению заявление территориального органа ФСФО о признании ООО «Предприятие с иностранными инвестициями «Дастинмаркет» несостоятельным (банкротом)?

Прежде всего о форме самого заявления. Текст заявления выполнен не на бланке учреждения, а на обычном листе и не имеет печати организации. Заявление от имени ТО ФСФО подписано представителем по доверенности специалист ФСФО Дегтярёвой Н.Н. Тот, кто хотя бы раз обращался в арбитражный суд, знает какие строгие формальные требования к заявлениям от имени юридических лиц предъявляют судьи.
Как видно из текста заявления Дегтярёвой Н.Н. к поданному от имени ТО ФСФО заявлению не только не были приложены, но даже не упоминались в тексте письма следующие обязательные документы:

1) уведомление Госналогслужбы о наличии задолженности по обязательным платежам, направленное в адрес территориального органа ФСФО (Следует отметить, что обращения налоговой инспекции №4 в ФСФО ни в арбитражном деле, ни в деле об исполнительном производстве нет);

2) протокола, согласованного с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления по месту регистрации должника;

3) заключения межведомственной комиссии ТО ФСФО о целесообразности признания предприятия банкротом;

4) приказа ТО ФСФО о подаче заявления в арбитражный суд. См. ил. 2.

ghjgjh

На указанные обстоятельства было обращено внимание директором ЗАО «Дастинмаркет» А.И.Шмидтом  в Возражениях должника на заявление ТО ФСФО к ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» о признании банкротом (л.д. 61-62 том 1) и в Апелляционной жалобе должника на Определение Арбитражного суда Тюменской области от 20 ноября 2003 года о принятии заявления ТО ФСФО  (л.д. 59-60 том 1).

С учётом отсутствия при подаче заявления вышеперечисленных обязательных документов, подписания заявления в суд не руководителем ТО ФМСФО, а лицом «по доверенности» и отсутствия печати ФСФО на данном заявлении можно предположить, что в данном случае руководители ТО ФСФО, понимая в какую незаконную историю их втягивают, решили не «светиться», поручив эту грязную работу второстепенному лицу.
Зато не погнушался испачкать свою мантию незаконным решением судья арбитражного суда Лоскутов В.В, который 10 декабря 2003 г., не дожидаясь рассмотрения апелляционной жалобы А.И. Шмидта от 03.12.200 г. отказал в удовлетворении ходатайства Шмидта об отложении суда до рассмотрения жалобы, мотивировав это тем, что «не представлено доказательств невозможности рассмотрения данного дела до момента рассмотрения апелляционной жалобы.» Если перевести это на общепонятный язык, то звучит это примерно так, подумаешь, жалоба, а мне всё равно, раз решили банкротить, то и будем банкротить. В этом же определении он указал и следующее: «…возможное нарушение порядка предъявления требований, установленного в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2003 г. № 218 «О порядке предъявления требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства», в соответствии с с Федеральным законом Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)», не создаёт каких-либо последствий при рассмотрении Судами заявлений уполномоченного органа о признании должника банкротом.»  Вот так, совершенно спокойно, судья не только проигнорировал целевое Постановление Правительства , но и норм у закона, которой был обязан руководствоваться — Статью 13 Арбитражно-процессуального кодекса, которая требует:

«1. Арбитражные суды рассматривают дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации и нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, актов органов местного самоуправления.
Арбитражные суды в случаях, предусмотренных федеральным законом, применяют обычаи делового оборота.»

Таким образом, дав «зелёный свет» процедуре банкротства судья открыл «обходной путь» для захвата имущества ЗАО «Датинмаркет». признав конкурсным кредитором Ханты-Мансийский банк и тем самым избавив его от опасного противостояния своему должнику в обычном арбитражном процессе. Всё остальное было делом судейской техники.

10 декабря 2003 года судьей Арбитражного Суда Тюменской области Лоскутовым В.В. введена с процессуальными нарушениями процедура наблюдения и назначен временный управляющий Васильев-Чеботарев.

В соответствии с законом, с момента введения внешнего управления, аресты имущества должны быть приставами немедленно сняты, чего не произошло в данном случае. Изученные документы свидетельствуют, что на многочисленные жалобы в арбитражный суд, в отделение Минюста, службу судебных приставов, арест не снимался ещё в течение 4 месяцев, чтобы не дать возможности ЗАО «ДастинМаркет» рассчитаться с налоговой. (По существу это явилось незаконным воспрепятствованием экономической деятельности предприятия со стороны госорганов и складывается мнение, что это сделано специально, чтобы уничтожить предприятие, создав видимость неплатежеспособности).

Итак, судебный маховик банкротства незаконно был запущен и в дело вступил конкурсный управляющий Васильев-Чеботарёв Ю.А.

Напомню читателям — в первом номере журнала «Объектив» на стр.39 мы привели фотокопию письма Президента Ханты-Мансийского банка Д.А.Мизгулина на имя Квасова В.В., в котором он выражал озабоченность предъявленными к банку исками со стороны А.И. Шмидта, удовлетворение которых «приведёт к необеспеченности выданного Банком кредита». В соответствии с п.2 ст.7 Закона о банкротстве право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора по денежным обязательствам по истечении тридцати дней с даты направления (предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов и его копии должнику. Другими словами, прежде чем обратиться с иском о признании ЗАО «ДастинМаркет» банкротом Ханты-Мансийскому банку необходимо было выиграть гражданский иск у Шмидта. А руководство банка признавало здесь свою несостоятельность.
Из-за этих исков банк был лишён возможности самому обратиться в суд с иском о признании ЗАО «ДастинМаркет» банкротом. Но эту проблему с лёгкостью разрешил Васильев-Чеботарёв – он признал банк конкурсным кредитором и это решение было утверждено арбитражным судом Тюменской области. Решение с уда было тут же обжаловано и постановлением ФАС ЗСО от 05.04.2004 г. Определение от 06.02.2004 г. об установлении требований ОАО «Ханты-Мансийский банк» было отменено (л.д. 46-48 том 4). В своих разъяснениях ФАС ЗСО от 26.05.2004 г. указал, что арбитражному управляющему необходимо исходить из отсутствия правового основания для нахождения требования ОАО «Ханты-Мансийский банк» в реестре (л.д. 27-28 том 8).

Но, как показала практика, решения вышестоящих судов ничего не значили для судьи Лоскутова. Процедура банкротства была запущена и новым конкурсным управляющим был назначен Шабалин, успешно выполнивший предназначенную ему роль бизнес-киллера. Для того чтобы окончательно выбить Шмидта из участия в процессе, его надо было «убить» юридически и конкурсный управляющий Шабалин тут же уволил Шмидта и тем самым лишил его юридической возможности отстаивать  права ЗАО «ДастинМаркет».

В дальнейшем ни судом, ни конкурсным управляющим, Шмидт А.И., как директор, как собственник 1% акций, как представитель иностранных акционеров по доверенности о действиях конкурсного управляющего  не уведомлялся, не привлекался к проведению инвентаризации имущества предприятия, согласия на совершение крупных сделок с имуществом предприятия не давал. Имущество распродавалось (расхищалось) втайне от акционеров. При этом Шмидту А.И. не давали даже знакомиться с материалами арбитражного дела А70-7994/3-2003, все его жалобы на конкурсного управляющего Шабалина судом оставались без рассмотрения, поскольку  судья Лоскутов. в обоснование отказа указывал на отсутствие у него полномочий на обжалование данных действий.  А. Шмидтом подавались жалобы на действия конкурсного управляющего с ходатайством об отстранении его от должности.  В рассмотрении жалоб ему отказывалось. Рассмотрение одной из жалоб на действия конкурсного управляющего судьей Арбитражного Суда Тюменской области Лоскутовым было назначено на 08 февраля 2005 года. Не уведомляя, Шмидта о том, что на этот же день данный судья назначил рассмотрение  и завершения конкурсного производства ЗАО «Предприятие с иностранными инвестициями «ДастинМаркет», утверждение отчета конкурсного управляющего Шабалина (который не был заранее представлен акционерам «ДастинМаркета» как и отчет о прибылях и убытках, промежуточный и ликвидационный балансы, утвержденные аудитором). То есть, А. Шмидт был лишен возможности подготовиться к процессу, ознакомиться с материалами дела.

10 февраля 2005 года отчет конкурсного был утвержден судьей Арбитражного Суда Тюменской области Лоскутовым, конкурсное производство завершено.

Следует отметить, что отчет конкурсный управляющий Шабалин Ю.Г. сдал в Арбитражный Суд Тюменской области только на следующий день, о чем свидетельствует штамп канцелярии Арбитражного Суда Тюменской области.

Ходатайства Шмидта А.И. об отводе судьи Лоскутова отклонялись неоднократно.

Ходатайства Шмидта А.И. об отстранении конкурсного управляющего Шабалина Ю.Г., причиняющего своими действиями и бездействиями вред предприятию ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет», не рассматривались по существу.

Бизнес-киллер в действии.

В общих чертах (журнал «Объектив» № 1 стр.47) мы   уже рассматривали информацию о злоупотреблениях конкурсного управляющего при осуществлении процедуры банкротства. Теперь хотим ознакомить заинтересованных лиц с более детальным исследованием этих фактов. Начнём с дебиторской задолженности которая составляла 19 млн. рублей и которую конкурсный управляющий Шабалин  просто списал, сославшись на заключение некоей юридической фирмы о  том, что дебиторов установить не удалось. Какие конкретно меры принимались для установления дебиторов в заключении не указано. См. ил. 3-6.

il3il4il5il6

Что же должны были сделать специалисты фирмы «Лекс», привлечённые Шабалиным?

Статьей 12 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» предусматривается обязательное проведение инвентаризации имущества и обязательств в коммерческих организациях, что является не только важнейшим мероприятием хозяйственной деятельности организации, но и элементом ее учетной политики.

Порядок проведения инвентаризации определен в Методических указаниях по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Минфина России от 13.06.1995 N 49. Для проведения инвентаризации в организации создается постоянно действующая инвентаризационная комиссия.

Перед проведением инвентаризации руководитель издает приказ, где указываются сроки инвентаризации, проверяемое имущество и обязательства, а также персональный состав инвентаризационной комиссии. Унифицированный бланк приказа — форма N ИНВ-22, утвержденная Постановлением Госкомстата России от 18.08.1998 N 88 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, по учету результатов инвентаризации».

Инвентаризация расчетов проводится с целью документального подтверждения наличия дебиторской задолженности и обязательств, установления сроков их возникновения и погашения, уточнения оценки. При инвентаризации расчетов проверяется состояние расчетов по каждому дебитору и кредитору (по каждому покупателю, заказчику, поставщику, подрядчику), по каждому договору, по каждому работнику, подотчетному лицу, по каждому налогу и бюджету, в который он уплачивается. Перед началом инвентаризации расчетов с дебиторами необходимо оформить акт сверки задолженности между организациями. Акт сверки оформляется по каждому дебитору в двух экземплярах. Первый экземпляр остается в бухгалтерии, а второй направляется дебитору, с которым проводилась сверка.

При инвентаризации дебиторской задолженности инвентаризационная комиссия должна установить размер дебиторской задолженности, в том числе подтвержденной и не подтвержденной дебиторами.

Для оформления результатов инвентаризации расчетов с покупателями, прочими дебиторами применяется акт по форме N ИНВ-17. Его формируют на основании справки, составляемой по видам задолженности в разрезе синтетических счетов.

В акте указываются:

  • — наименование организации дебитора;
  • — счета бухгалтерского учета, по которым числится задолженность;
  • — суммы задолженности, согласованные и не согласованные с дебиторами;
  • — суммы задолженности, по которым истек срок исковой давности.

По результатам инвентаризации дебиторская задолженность по каждому обязательству с учетом срока погашения и исходя из условий заключенных договоров может быть классифицирована как задолженность, по которой истек срок погашения или еще не наступил.

Подписание дебитором акта сверки взаиморасчетов прерывает течение срока исковой давности по признанной им задолженности. После перерыва течение срока исковой давности начинается заново, время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок (ст. 203 Гражданского кодекса РФ).

Безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) согласно п. 2 ст. 266 НК РФ признаются долги:

  • по которым истек установленный срок исковой давности (ст. 196 ГК РФ);
  • по которым согласно гражданскому законодательству обязательство прекращено:
  • вследствие невозможности его исполнения (ст. 416 ГК РФ). К непреодолимым обстоятельствам, влекущим за собой невозможность исполнения обязательства, относятся стихийные бедствия, военные действия и т.д. Например, ФАС Московского округа таким обстоятельством посчитал пожар, уничтоживший все имущество должника, а ФАС Поволжского округа — террористический акт, в результате которого погибло имущество (Постановления ФАС Московского округа от 29.09.2004 N КГ-А40/8877-04, ФАС Поволжского округа от 24.01.2006 N А06-3101/2-16/04);
  • на основании акта государственного органа (ст. 417 ГК РФ);
  • в связи с ликвидацией организации (ст. 419 ГК РФ).
  • По другим основаниям, кроме перечисленных выше, дебиторская задолженность, нереальная ко взысканию, в целях налогообложения прибыли безнадежной не признается

Списание задолженности производится на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя.

Первой стадией работы с дебиторами является предъявление претензии (досудебная претензионная работа) с последующим проведением адвокатами переговоров с должником о порядке досудебного погашения долга.

Если досудебная стадия не приносит необходимых результатов, то следующим этапом является обращение кредитора с исковым заявлением в арбитражный суд.

При предъявлении иска кредитор должен представить документальное обоснование иска (к иску прикладываются заверенные копии, а затем в судебное заседание представляются оригиналы документов, подтверждающих наличие задолженности: товарные накладные, акты сдачи-приемки работ и т.д.; наличие только акта сверки и выставленных счетов-фактур не гарантирует установление задолженности).

В данном случаен конкурсным управляющим Шабалиным принято решение о списании дебиторской задолженности в размере 19 529 221 руб. на основании заключения специализированной организации ввиду «отсутствия первичной документации и невозможности установления личности должника.» Само по себе это заключение вызывает массу вопросов, поскольку при указании в отчёте конкретных данных о должниках  нет никаких документов о том, что с ними велись какие-либо переговоры или, хотя бы, делались какие-то попытки установить их реальное существование.

Решение по данному вопросу было принято единогласно членами комитета кредиторов (л.д.64-66 том 12).

Проверить обоснованность списания дебиторской задолженности в настоящий момент без проведения специальной следственной проверки не представляется возможным, поскольку сам Шмидт был отлучён Шабалиным от процедуры инвентаризации долгов, а из перечня переданных документов конкурсному управляющему (л.д.40-43 том 12) невозможно установить: передавались ли вообще первичные документации по дебиторской задолженности.       

Наиболее «удачной» сделкой Шабалина является передача в счёт долга Ханты- Мансийскому банку (напоминаем, что его размер был определён в 132 млн. руб.) «подставленной» банком фирме московской фирме «Промстройсервис» отыскать которую нам так и не удалось. Имущественный комплекс, балансовой стоимостью 459 млн. руб., практически бесплатно перешёл в собственность подставной фирмы. Обращает на себя внимание тот факт, что в распоряжении арбитражного суда имелись два документа о стоимости ЗАО «ДастинМаркет» : На основании реестра основных средств ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет», составленного временным управляющим, остаточная стоимость основных средств предприятия, включая здания, составила 50 386 531,40 руб. (л.д. 64-69 том 5).

На основании Экспертного заключения ООО «Регион-Аудит» (независимая оценка) по оценке рыночной стоимости имущественно комплекса (без учета износа, инвентаризация не проводилась) ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» по состоянию на 30.12.2002 г. стоимость оборудования и здания должника составила 459 264 718,80 руб. (л.д. 27-28 том 5). Дата эффективности оценки: на 01.10.2003 г. (л.д. 59 том 7).

Впрочем, эти противоречия суд нисколько не заинтересовали.

 

Основная цель – захват здания, была достигнута с использованием псевдо правовых процедур. В ходе конкурсного производства была совершена крупная сделка без согласия акционеров общества — передача здания аффилированной компании банка, но при этом уплаты НДС не произведено.

На странице 19 отчёта конкурсного управляющего в разделе поступление указана сумма 102 500 000 в качестве оплаты по договору купли-продажи имущества на торгах от 03.08.2004 г. и разделе затрат указано: погашение требований кредитора 3-й очереди 123 288 101.00  от 03.08.2004 г. См. ил. 7.

il7

Но вот ведь есть интересная особенность: в отчёте указано поступление денег на счёт конкурсного управляющего в общей сумме 153854627 руб.21 коп. И нет ни одной записи об уплате налога на добавленную стоимость, а ведь сумма этого налога в соответствии со ст. 161, «Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 05.08.2000 N 117-ФЗ должна была составить минимум  27 693 832 рубля. См. ил. 8.

il8

В этом случае налоговыми агентами признаются органы, организации или индивидуальные предприниматели, уполномоченные осуществлять реализацию указанного имущества.

Есть и ещё некоторые нюансы реализации торгового комплекса. Во всех случаях реализация заложенного имущества производится путем продажи с публичных торгов в порядке, установленном гражданским или арбитражным процессуальным законодательством, если законом не предусмотрен иной порядок (п.1 ст.350 ГК РФ). В качестве покупателя реализуемого имущества, являющегося предметом залога, признается лицо, предложившее за него наивысшую цену. Вполне естественно, что суд не проявил заинтересованности к таким обстоятелствам

Истина состоит в том, что ни при каких обстоятельствах залогодержатель не может автоматически в силу каких-либо особых оснований стать собственником заложенного имущества. См.: Пункт 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ »О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 01.07.96 № 6/8. // Хозяйство и право. 1996. № 9. Напротив, по сравнению с другими лицами его права на указанное имущество в определенной степени ограничены. Организация и проведение торгов должны соответствовать ст. 448 ГК РФ.

На фоне этого совсем затерялась ещё одна ошибка Шабалина, так же стоившая бюджету некоторых денег.

Целью процедуры конкурсного производства является наиболее полное удовлетворение требований кредиторов должника.

Закон о банкротстве возлагает достижение этой цели на конкурсного управляющего.

Исходя из этого, п.6 ст.24 Закона о банкротстве обязывает арбитражного управляющего действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

В соответствии с Отчетом конкурсного управляющего (л.д.5 том 12) было реализовано имущество ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» на общую стоимость 130 354 812 руб., среди которого:

— здание, вспомогательное оборудование и движимое имущество в виде торгового оборудования – 127 500 000 руб.:

— трансформаторная подстанция – 80 000 руб.;

— право требования – 50 000 руб.;

— мебель и оргтехника – 190 689 руб.;

— товары – 2 534 123 руб.

При этом 03 августа 2004 года заключен договор купли-продажи б.н. между ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» и ООО «Дефо» на покупку нежилого здания на сумму 127 500 000 руб. (25 000 000 руб. перечислены пп.№1 от 02.08.2004 г.; 102 500 000 руб. не позднее 13.08.2004 г.) (л.д.69-71 том 14).

В соответствии с п.1.5. указанного договора земельный участок, на котором расположено продаваемое здание ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет», подлежит переоформлению для последующего использования покупателем.

Таким образом, конкурсный управляющий Шабалин Ю.Г. не принял мер к приобретению земельного участка в собственность ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» во исполнение обязанности, возложенной на него п.2 ст.3 Федерального закона от 25 октября 2001 года №137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», и не включил его в дальнейшем в конкурсную массу.

Распорядившись по своему усмотрению правом постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, конкурсный управляющий Шабалин Ю.Г. своими действиями, не отвечающими требованиям п.6 ст.24 Закона о банкротстве, нарушил права и законные интересы как должника, так и кредиторов.

Иными словами, отказ конкурсного управляющего от имущества должника нарушил права и законные интересы конкурсных кредиторов, и, следовательно, не соответствует требованиям законодательства о несостоятельности (банкротстве).

В свою очередь, в соответствии с Протоколом заседания собрания кредиторов ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» от 17.06.2004 г. (л.д.61-63 том 12), конкурсный управляющий предложил реализовать здание ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» вместе с торговым оборудованием, в целях «повысить ценность имущественного комплекса».

При этом на заседании конкурсным управляющим не рассматривался вопрос об выкупе земельного участка, что еще более повысило бы стоимость объекта недвижимости.

Таким образом, учитывая, что на момент завершения конкурсного производства у ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» имелись средства для выкупа земли, конкурсный управляющий необоснованно не воспользовался правом выкупа земельного участка, тем самым, нарушив права и причинил убытки должнику и конкурсным кредиторам.

Самое забавное заключается в том, что аренда земли под зданием торгового комплекса (а он продолжает существовать и поныне, хотя используется под торговлю строительными товарами) до настоящего времени числится за ЗАО «ДастинМаркет» , а поскольку организация ликвидирована,  естественно, что никто за аренду не платит.

Во исполнение ст.2 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса РФ» от 25.10.2001 г. №137–ФЗ, постановлением губернатора Тюменской области №63 от 06.03.2002 г. установлены цены земельных участков при продаже их собственникам расположенных на них зданий, строений, сооружений: в г. Тюмени – десятикратная ставка земельного налога за единицу площади земельного участка.

 

Ставки земельного налога в городах и поселках городского типа на период конкурсного производства (2004 г.) регулировались согласно Закону РФ от 11.10.1991 г. №1738-1 «О плате за землю». В соответствии с данным Законом ставка налога на земли промышленных предприятий, торговли, общественного питания в Западно-Сибирском округе составляла в городе с населением от 500000 до 1000000 чел. (г. Тюмень) 1,9 руб. за кв. м.

Вывод:

— площадь земельного участка, который находился в постоянном (бессрочном) пользовании ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет», составляла 9679 кв.м.;

— ставка для расчета стоимости земли — десятикратная ставка земельного налога.

— земельный налог составлял в 2004 г. 1,9 руб. за кв.м.

В связи с этим стоимость земельного участка ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» при выкупе земли составила бы 183 901 руб. (9679*1,9*10) и именно эту сумму потерял за 10 лет тюменский бюджет.

Теперь подведём итог общим потерям тюменского бюджета от «результативной экономической деятельности» бизнес-киллера Шаболина, инициированной вроде бы в пользу бюджета налоговой службой:

  • недоимка по налогу, ставшая спусковым крючком процедуры банкротства и так и не погашенная в ходе конкурсного производства – 8311479 руб. 02 копейки (см. журнал «Объектив» №2 стр.29);
  • недоплаченые налоги на добавленную стоимость по результатам конкурсного управления — минимум 27 693 832 рубля;
  • неполученная арендная плата за землю – 183901 руб.

Итого 36 189 212 руб. (давайте не будем мелочится и пренебрегём двумя копейками!)

И вот этого экономического результата почему-то не хотят видеть ни арбитражный суд, ни прокуратура, ни органы внутренних дел, ни госналогслужба Тюменской области.

А теперь поговорим об убытках  для акционеров.

В ЗАО «Предприятие с иностранными инвестициями «ДастинМаркет» 99% уставного капитала общества являлись инвестициями иностранной компании АО «DASTIN-HANDELSHAUS AG» (Великое Герцогство Люксембург). Инвестиции в экономику Российской Федерации защищаются протоколом к соглашению и самим соглашением между Правительством СССР и Правительством Королевства Бельгии и Великого Герцогства Люксембург о взаимном поощрении и взаимной защите капиталовложений от 09.02.1989 г.
Эти документы предусматривают исключение любых неоправданных или дискриминационных мер, которые
могли бы помешать управлению капиталовложениями, их содержанию, пользованию или их ликвидации (ч. 1 ст. 4 соглашения). Из конкурсной массы подлежало исключению имущество, являющееся прямыми инвестициями в уставный фонд ЗАО, тем более что отведенный Правительством РФ семилетний срок для их окупаемости к моменту заказного банкротства не истек. Спишем это на незнание Шабалинымнорм международного права.
В конце концов, как говорят в народе, «потерявши голову по волосам не плачут». Тем более что к Шабалину есть более серьезные претензии.

Тем более, что к Шабалину есть более серьёзные претензии.

В торговом центре (в т. ч. на складе и в торговых залах) находился товар на реализацию, поступивший от АО
«DASTIN-HANDELSHAUS AG» (Великое Герцогство Люксембург) по агентскому соглашению № 1/00-ВЭД
от 01.08.2000 года и являющийся его собственностью.
Стоимость этого агентского товара составляла 265 722,00 DM (двести шестьдесят пять тысяч семьсот двадцать две немецкие марки), или по действовавшему в тот период курсу 1,95583 DM к Евро — 135 861 EUR (сто тридцать пять тысяч восемьсот шестьдесят один евро или примерно 5,5 миллионов рублей) согласно паспорту импортной сделки, находящегося в ОАО «Ханты-Мансийский банк».
Деньги за реализованный товар собственнику не возвращены. Эт у проблему Габриелян также изящно
разрешил в своем стиле:
«Опрошенный по данному факту Шабалин Ю. Г. пояснил, что никаких документов по агентскому договору и сам агентский договор № 1/00-ВЭД от 01.08. 2000 года Шмидт А. И. не передавал… О выше указанном договоре Шабалин Ю. Г. узнал в отделе полиции…». И снова, как это у него уже вошло, видимо, в обычай, Габриелян не удосужился опросить по этому вопросу ни самого А. Шмидт а, ни бывшего главного бухгалтера ЗАО «ДастинМаркет», ни работников компании-поставщика. Попытаться устранить эти противоречия можно было только в ходе очной ставки, но для этого нужно возбудить уголовное дело, а именно этого и не хотели областные правоохранители.
Ну и самый простой способ проверить, передавал или нет А. Шмидт документы, — посмотреть акт о передаче имущества ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» от Шмидта к Шабалину, находящийся в первом томе отчета конкурсного управляющего (т. 12 л.д. 40, стр. 2 акта, позиция 19). Там достаточно четко, хотя и от руки, написано: «…материалы по внешнеторговому договору № 01-2001 — одна папка», а несколько ниже — позиция 29 — отмечено «Договор о поставке 01/2001 ВЭД — 1 папка». (Кстати, в этом же акте на той же странице — позиции 20, 21, 22 и 23 — указано о передаче договоров о хозяйственной деятельности за 1998, 1999, 2000, 2001, 2002 и 2003 годы.
Это к вопросу о якобы не переданных Шабалину документах о дебиторской задолженности).
Так что налицо халтурная проверка со стороны Габриеляна.
В этой связи обращает на себя и запись в акте (стр. 4) — «Бухгалтерские документы ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет», находящиеся в закрытом и опечатанном кабинете главного бухгалтера, экономиста № 13 на втором этаже — 1 комплект. См. ил. 9

il9

И эти нарушения также не желает видеть прокуратура Тюменской области, ссылаясь в своем ответе на отсутствие у нее полномочий надзирать за Арбитражными судами.

[alert color=»C24000″]

Комментарий группы мониторинга «Антикоррупция»:
Так кто же будет восстанавливать справедливость? Кто займется уголовной составляющей в процессе криминального банкротства? Кто привлечет к ответственности мошенников? Эти вопросы пока без ответа из-за того, что на протяжении десяти лет правоохранители и прокуратура Тюменской области показали свою неспособность и несостоятельность по защите прав собственников, прав иностранных инвесторов, интересов государства и общества. Но зато обнаружили удивительную способность и прыть в преследовании гражданина России А. Шмидта за заявления о коррупции в правоохранительных органах и прокуратуре, о мошенничестве в «Ханты-Мансийском банке», об отмывании денег и легализации имущества, полученного преступным путем. Когда такие вопросы выносятся на уровень Президента страны, то это тревожный сигнал неблагополучия в системе региона. Закон на территории Тюменской области не действует, зато есть лица, которые им манипулируют.
Руководству области остается посочувствовать — инвестиционному имиджу региона нанесен ощутимый удар. Не будут инвесторы из-за рубежа вкладывать деньги в проекты на территории области, поскольку их инвестиции безнаказанно экспроприируются.

[/alert]

Журнал «ОБЪЕКТИВ» № 5 Стр. 30

2 комментария

  1. Игорь:

    Хитроумное мошенничество

  2. Альтист Данилов:

    Преступление против личности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!