Главная » #saveobjective » ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

В поисках недоплаченных налогов. Как банкротили ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет»

Проект «В ОБЪЕКТИВЕ Тюмень». Продолжение (начало в «EU OBJECTIVE», № 1, август 2013).

Автор: Е. Н. Мысловский,
президент фонда «Антимафия», член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте Российской Федерации.

 

Продолжаем публикацию материалов по результатам поездки рабочей группы СПЧ при Президенте РФ и группы мониторинга «Антикоррупция» Европейского Союза независимых журналистов по заявлениям потерпевшего —  жителя Тюменской области Алексея Шмидта.

Напомню, что история рейдерского захвата крупного торгового центра в г. Тюмени ЗАО «Предприятие с иностранными инвестициями» и последующей его ликвидации изучалась нами с выездом в город Тюмень.

Чтобы понять, как совершаются псевдоправовые действия, нужно обратить внимание на самое начало — кто и как инициировал банкротство.

Из-за конфликта с «Ханты-Мансийским банком», безакцептного списания денег со счета «ДастинМаркета», у торгового предприятия образовалась небольшая задолженность по налогам. Обычно такие конфликты разрешаются путем переговоров, в ходе которых составляется график платежей. Но в данном случае со стороны налоговой инспекции были приняты достаточно жесткие меры.
В исполнительном производстве о взыскании налогов содержится всего чуть больше сотни листов, но мы рассмотрим только основные события в их хронологической последовательности.

 

21 мая 2003 г. инспекция МНС № 4 России по г. Тюмени направила в адрес ЗАО «ДастинМаркет» требование № 916 об уплате недоимки по налогам в размере 4 134 244 руб. 32 коп.

16 июня 2003 г. инспекция вынесла Решение № 12–43/141 о взыскании суммы недоимки с расчетного счета ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» в банке (т. 1 л. д. 11 — здесь и далее буду указывать листы дела). Поскольку денег на счете все из-за того же конфликта не было, то снять эту сумму в безакцептном порядке не смогли. Решение оказалось неисполненным.

25 августа 2003 г. в связи с невыполнением этого требования Инспекция МНС России по г. Тюмени № 4 (руководитель Чемагина Светлана Николаевна) вынесла Решение № 12–50/32 о взыскании с ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» недоимки по налогам в размере суммы недоплаченных налогов — 3 635 728 руб. 83 коп., пени — 498 515 руб. 49 коп., а всего — 4 134 244 руб. 32 коп. за счет имущества предприятия.
На основании этого решения в этот же день было вынесено Постановление о взыскании этой суммы за счет имущества должника (арбитражное дело т. 1, л. д. 8), которое сразу же было направлено для исполнения в службу судебных приставов.

Здесь нарушений не усматривается. Следует только отметить, что зарегистрированный уставный фонд компании составлял 230 млн. рублей (выписка из ЕГРЮЛ), а стоимость имущественного комплекса согласно независимой экспертной оценке, проведенной незадолго до описываемых событий, в целом была более 450 млн. рублей,

27 августа 2003 г. судебный пристав-исполнитель межрегионального подразделения ССП Еремчук И. В. возбудила исполнительное производство (т. 1, л. д. 10).

15 сентября 2003 г. Еремчук наложила арест на здание торгового центра и земельный участок ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» (исп. производство л. д. 52), то есть за сумму чуть более четырех миллионов рублей наложен арест на имущество стоимостью около полумиллиарда.

03 октября 2003 г. директор ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» А. И. Шмидт предложил письмом в ССП удовлетворить требование налоговой инспекции за счет товаров, находящихся на складе предприятия.

08.10.2003 г. судебный пристав-исполнитель наложила арест на товары, находящиеся на складе «ДастинМаркета» на сумму 4 701 458 руб. 50 коп. (арбитраж. дело т. 1 л. Д. 62, исп. пр-во л. д. 63–65).

В этот же день арестованное имущество изъяли для передачи на реализацию (исп. пр-во л. д. 68, 101–102, 103–104, 105). То есть, взыскание требований налоговой инспекции было произведено.

17 октября 2003 г. И. Еремчук произвела дополнительное изъятие имущества (товаров) (исп. пр-во л. д. 69), причем цены на изъятый товар пристав присваивала самостоятельно, не принимая во внимание балансовую стоимость товара.
Таким образом, с этого момента, обязанности погасить налоговую недоимку перешла с должника (ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет») на службу судебных приставов.

26 октября Еремчук составила акт оценки изъятого имущества, оценив его на сумму 2 470 034 руб. 34 коп. (исп. пр-во, л. д. 106).

А теперь внимание! 19 ноября 2003 г. от имени территориального органа Федеральной службы финансового оздоровления (ТО ФСФО) в арбитражный суд представитель ФСФО госпожа Дегтярева подала заявление о признании ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» банкротом.

20 ноября 2003 г. судья Тюменского областного суда Кокшаров А. А. принял к рассмотрению заявление территориального органа ФСФО о признании ООО «Предприятие с иностранными инвестициями «ДастинМаркет» несостоятельным (банкротом). С этого момента и завертелось судебное колесо. Прежде чем перейдем к анализу изученных документов давайте рассмотрим, что вообще на тот момент представляло собой банкротство.

Законодательством и подзаконными актами была предусмотрена специальная процедура и правила инициирования банкротства для предприятий с прямыми иностранными инвестициями и для предприятий, активы которых превышают 200 млн. рублей. В соответствие с этой процедурой в ТО ФСФО на основании поступившего туда материала из Госналогслужбы должны были провести специальное совещание с участием всех заинтересованных сторон, включая представителей муниципальной власти, на котором исследовались бы все экономические проблемы, разрабатывались предложения по реструктуризации долга. И только в том случае, если не удавалось достигнуть согласия, издавался специальный приказ, на основании которого и направлялось в арбитражный суд заявление ФСФО о возбуждении дела о банкротстве. Следует отметить, что обращения ИФНС № 4 в ФСФО ни в арбитражном деле, ни в деле об исполнительном производстве нет.

Так на каком же основании судья Тюменского областного суда Кокшаров А. А. принял 20 ноября 2003 г. к рассмотрению заявление территориального органа ФСФО о признании ООО «Предприятие с иностранными инвестициями «ДастинМаркет» несостоятельным (банкротом)?

Прежде всего, о форме самого заявления. Текст заявления выполнен не на бланке учреждения, а на обычном листе и не имеет печати организации. Заявление от имени ТО ФСФО подписано представителем по доверенности специалистом ФСФО Дегтяревой Н. Н. Тот, кто хотя бы раз обращался в арбитражный суд, знает какие строгие формальные требования к заявлениям от имени юридических лиц предъявляют судьи.

Как видно из текста заявления Дегтяревой Н. Н. к поданному от имени ТО ФСФО заявлению не только не были приложены, но даже не упоминались в тексте письма следующие обязательные документы:

1) уведомление Госналогслужбы о наличии задолженности по обязательным платежам, направленное в адрес территориального органа ФСФО. (Следует отметить, что обращения налоговой инспекции № 4 в ФСФО ни в арбитражном деле, ни в деле об исполнительном производстве нет);

2) протокол, согласованный с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления по месту регистрации должника;

3) заключение межведомственной комиссии ТО ФСФО о целесообразности признания предприятия банкротом;

4) приказ ТО ФСФО о подаче заявления в арбитражный суд.

На указанные обстоятельства обратил внимание директор ЗАО «ДастинМаркет» А. И. Шмидт в своей апелляционной жалобе на определение судьи Кокшарова от 03.12.2003 г.

С учетом отсутствия при подаче заявления вышеперечисленных обязательных документов, печати ФСФО, подписи заявления в суд самого руководителя ТО ФМСФО (на заявлении стоит подпись лица «по доверенности») можно предположить, что руководители ТО ФСФО, понимая в какую незаконную историю их втягивают, решили не «светиться», поручив эту грязную работу второстепенному лицу.

Зато не погнушался испачкать свою мантию незаконным решением судья арбитражного суда Лоскутов В. В. Он 10 декабря 2003 г., не дожидаясь рассмотрения апелляционной жалобы А. И. Шмидта от 03.12.200 г., отказал в удовлетворении его ходатайства об отсрочке суда до рассмотрения жалобы. Лоскутов мотивировал свое решение так — «не представлено доказательств невозможности рассмотрения данного дела до момента рассмотрения апелляционной жалобы».

Если перевести на общепонятный язык, то звучит это примерно так — подумаешь, жалоба, а мне все равно, раз решили банкротить, то и будем банкротить.

В этом же определении он указал и следующее: «…возможное нарушение порядка предъявления требований, установленного в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2003 г. № 218 «О порядке предъявления требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства», в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)», не создает каких-либо последствий при рассмотрении Судами заявлений уполномоченного органа о признании должника банкротом».

Из определения судьи арбитражного суда Лоскутова В. В.: «…возможное нарушение порядка предъявления требований, установленного в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2003 г. № 218 «О порядке предъявления требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства», в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)», не создает каких-либо последствий при рассмотрении Судами заявлений уполномоченного органа о признании должника банкротом». На общепонятный язык переводится примерно так: подумаешь, жалоба, а мне все равно, раз решили банкротить, то и будем банкротить.

Вот так, совершенно спокойно, судья не только проигнорировал целевое Постановление Правительства, но и норму закона, которой был обязан руководствоваться — Статью 13 Арбитражно-процессуального кодекса, которая требует:

«1. Арбитражные суды рассматривают дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации и нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, актов органов местного самоуправления.
Арбитражные суды в случаях, предусмотренных федеральным законом, применяют обычаи делового оборота».

Таким образом, дав «зеленый свет» процедуре банкротства судья открыл «обходной путь» для захвата имущества ЗАО «ДатинМаркет», признав конкурсным кредитором «Ханты-Мансийский банк» и, тем самым, избавив его от опасного противостояния своему должнику в обычном арбитражном процессе.
Все остальное было делом судейской техники.

24 ноября 2003 г. судебный пристав-исполнитель Еремчук передала арестованное имущество в сумме 4 132 244 руб. 32 коп. для реализации в ООО «Ассортимент» (т. 1 л. д. 108; исп. пр-во л. д. 107).

24 ноября 2003 г. А. Шмидт направляет письмо в ССП с несогласием об оценке изъятого и арестованного имущества, сделанного судебным приставом-исполнителем (исп. пр-во л. д. 96).

26 ноября 2003 г. Еремчук дополнительно направляет в службу реализации третий отчет об оценке имущества всего на 32 листах (исп. пр-во. л. д. 108).
08 декабря 2003 г. руководитель ТО ФСФО Дорош направляет на бланке своей организации запрос № 2376 в ССП с просьбой срочно представить документы об изъятии и реализации имущества ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет», которые необходимы для рассмотрения в судебном заседании Арбитражного суда. Ответ просит выдать на руки сотруднице ФСФО Дегтяревой Надежде Николаевне (исп. пр-во л. д. 111).  

 

Надо отметить, что этот запрос является единственным официальным документом, вышедшим из стен ФСФО. Однако он свидетельствует, во-первых, о том, что Петр Дорош знал, что имущество находится у судебного пристава и, соответственно, должен был сознавать, что обращение в арбитражный суд от имени ФСФО с просьбой о возбуждении процедуры банкротства ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» незаконно. И, во-вторых, судебный пристав-исполнитель так же знала о том, что началась судебная процедура, и дальнейшее осуществление исполнительного производства так же становится незаконным.

Следующий день — 09 декабря 2004 г. был «богат» на события:

 

09 декабря 2003 г. представитель ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» Мальцев запрашивает у ССП результаты реализации изъятого имущества (исп. пр-во д. д. 99).

09 декабря 2003 г. судебный пристав-исполнитель Еремчук письмом № 5052 сообщает А. Шмидту, что у предприятия арестовано имущество на сумму 2 529 364 руб. 64 коп., на реализации находится имущество на сумму 1 392 470 руб. 39 коп., вырученные деньги буду зачислены на счет ИМНС № 4 (исп. пр-во л. д. 82).
В ответ на это письмо в тот же день, т. е. 09 декабря 2003 г. А. Шмидт еще раз требует немедленно прекратить исполнительное производство, отменить арест на имущество и вернуть все изъятое имущество, а деньги перечислить на расчетный счет предприятия. На письме стоит отметка Еремчук о получении ею этого письма только 22.12.2003 г. (исп. пр-во. л. д. 83).

9 декабря 2003 г. пристав Еремчук направляет в адрес ТО ФСФО на их запрос от 08 декабря 2003 г. № 2376 копии документов исполнительного производства, которые получает лично Дегтярева. Копии каких именно документов направила Еремчук в адрес ФСФО в письме не указано (исп. пр-во л. д. 110). Но ни запроса ФСФО, ни ответа на него в арбитражном деле нет. Таким образом, представитель ФСФО Дегтярева умышленно скрыла от суда факт изъятия службой судебных приставов имущества, достаточного для погашения налоговой недоимки.
15 декабря 2003 г. арбитражный управляющий Васильев-Чеботарев направил в ССП уведомление о начале производства банкротства ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет».

24 декабря 2003 г. Шмидт обратился с письмом в адрес главного судебного пристава с жалобой на действия Еремчук, которая, несмотря на полученную официальную информацию о начале арбитражной процедуры, не прекратила исполнительное производство и не вернула все изъятое имущество в  ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет», а вырученные от реализации деньги — на счет.
Только 12 января 2004 г. исполнительное производство было приостановлено и наложенный арест отменен (исп. пр-во л. д. 92, 93), но процедура банкротства уже была арбитражным судом запущена и назначен внешний управляющий Васильев-Чеботарев из НП «Сибирская гильдия арбитражных управляющих» (СГАУ).
13 января 2004 г. Еремчук направляет письмо № 126 в РФФИ с информацией об отмене ареста на имущество и с просьбой сообщить о результатах реализации имущества, а так же перечислить за него деньги на депозитный счет ССП (исп. пр-во л. д. 91).
15 января 2004 г. ООО «Ассортимент» прислало Ермчук отчет о реализации принадлежавших ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» товаров, полученных на реализацию 24 ноября 2003 г. Общая сумма реализации составила 95 866 руб. 79 коп. Остаток нереализованного имущества составил 1 296 603 руб. 60 коп, затраты на реализацию (плата за хранение на складе) — 6 144 руб. и вознаграждение торгующей организации — 2 396 руб. 60 коп. ООО «Ассортимент» просило забрать нереализованные товары. Куда перечислены деньги в отчете не было сказано (исп. пр-во л. д. 113 – 114, 115).
17 февраля 2004 г. Еремчук составила акт на возврат нереализованного товара на сумму 1 294 691 руб. 60 коп. Из текста акта следует, что товар получила лично Еремчук (исп. пр-во л. д.116).
18 февраля 2004 г. (!) Еремчук направляет письмо в РФФИ, в котором указывает, что сумма от реализации товаров ООО «Ассортимент» на депозитный счет ССП не поступила (исп. пр-во л. д. 117).
18 марта 2004 г. арбитражный суд рассмотрел отчет временного арбитражного управляющего Васильева-Чеботарева о необходимости признания ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» банкротом. Предприятие судом было объявлено банкротом (!) и введена процедура конкурсного управления. В заседании от ТО ФСФО участвовала Решетникова Ю.Н., хотя Указом Президента РФ от 12 марта 2004 г. ФСФО и все его территориальные органы были ликвидированы с 13 марта (исп. пр-во л. д. 119 (эта фальсификация — тема отдельного экспертного заключения)).
24 марта 2004 г. вновь назначенный конкурсный управляющий ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» Юрий Шабалин из той же гильдии СГАУ обращается в ССП с требованием снять арест, вернуть все изъятое имущество и перечислить деньги за реализованный товар на счет конкурсного управляющего (исп. пр-во л. д. 118).
12 апреля 2004 г. (!) Еремчук выносит постановление о прекращении исполнительного производства (исп. пр-во л. д. 121). То есть в нарушение Закона «О банкротстве» исполнительное производство специально длилось и во время процедуры банкротства. Деньги за изъятый товар не перечислялись ни на счет предприятия, ни на счет налоговой инспекции, чтобы псевдокредитор в лице ТО ФСФО мог формально поддерживать в арбитражном суде псевдоправовые процедуры.
14 апреля 2004 г. Еремчук информирует ИМГНС № 4 о прекращении производства и передаче постановления конкурсному управляющему (исп. пр-во л. д. 122).
14 апреля 2004 г. пристав Еремчук передает Ю. Шабалину единственный документ об исполнительном производстве — постановление о возбуждении исполнительного производства (исп. пр-во л. д. 124).
Еще раз подчеркиваю, все процедуры по инициированию процесса банкротства и сам процесс в арбитражном суде произведены с грубейшими нарушениями законодательства.

 

15 апреля 2004 г. Еремчук вторично направляет в РФФИ запрос о судьбе денег, вырученных ООО «Ассортимент» за реализованные товары ЗАО «ПИИ «ДастинМаркет» (исп. пр-во л. д. 123).

 

Дальнейшую судьбу как вырученных денег от реализации, так и имущества, полученного Еремчук от ООО «Ассортимент», по материалам исполнительного производства установить не удалось.
Попробовал поискать их следы в отчете конкурсного управляющего Шабалина Ю. Г. (т. 12 арбитражного дела), сданного им в арбитражный суд 09 февраля 2005 года. В этом документе на 10 листах содержится реестр сведений о размерах поступивших и использованных денежных средств должника (арб. дело т. 12 л. д. 16 – 26). В нем данные о поступлении на счет конкурсного управляющего средств от ООО «Ассортимент» из службы судебных приставов отсутствуют. Похищено?

Зато на л. д. 7 – 8 имеются сведения о размере требований кредиторов и их удовлетворении. В списке третьей очереди под пунктом 1 указано: ТО ФСФО России по Тюменской области (основной долг) те самые 6 407 380 руб. 76 коп. — удовлетворение — 0%, и п. 6 — ТО ФСФО России по Тюменской области (пени и штрафы) — 1 904 098 руб. 26 коп. и удовлетворение — 0%.

Вот тебе и результат банкротства, затеянного налоговой службой — ни одного рубля в пользу инициатора банкротства, т. е. фактически государства, не взыскано! А торговое предприятие — крупнейший налогоплательщик Тюмени, который дал городу 200 рабочих мест — исчезло.
И этот отчет арбитражного управляющего Ю. Шабалина спокойно утвержден арбитражным судьей В. Лоскутовым!
Вот и задают «неукротимый» А. Шмидт и зарубежные акционеры вопрос в своих многочисленных заявлениях в правоохранительные органы и в жалобах. — А куда же все-таки «исчезли» деньги и товары, изъятые судебным приставом? На этот и  другие многочисленные запросы по фактам преступлений Тюменская областная прокуратура шлет традиционные отписки, в которых утверждается, что раз суд принял такое решение, то значит оно законно. Так что же проверяли работники прокуратуры?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!