Главная » АКТУАЛЬНО » Жанна Немцова: «Я вернусь»

Жанна Немцова: «Я вернусь»

Mon., Sep. 7, 2015, Russia, Moscow. [English translation in progress (1)] Kommersant Photo/Dmitry Azarov #RU 07.09.2015, Россия, Москва. Форум ОНФ по вопросам здравоохранения в ЦВК "Экспоцентр" с учаситем президнта России Владимира Путина. Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Mon., Sep. 7, 2015, Russia, Moscow. [English translation in progress (1)] Kommersant Photo/Dmitry Azarov
#RU 07.09.2015, Россия, Москва. Форум ОНФ по вопросам здравоохранения в ЦВК «Экспоцентр» с учаситем президнта России Владимира Путина. Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Российскому политику Борису Немцову 9 октября 2015 года исполнилось бы 56 лет. 27 февраля 2015 года он был убит неподалеку от Кремля, следствие не закончено. Дочь политика, Жанна Немцова, – известный журналист, вскоре после убийства уехала из России, опасаясь за свою безопасность. Ко дню рождения отца она согласилась поговорить со Znak.сom об отце, своей жизни и планах на будущее.

— Как Вы прожили эти полгода? Насколько изменилась Ваша жизнь? Как смогли прийти в себя?

— «Прийти в себя»… Я не понимаю, что означают эти слова, я считаю, что после того, что случилось, человек не может прийти в себя. Моя жизнь изменилась, я уехала из России, живу в Германии, а это совершенно другая страна, хотя находится она не так далеко от России. Я осталась журналистом, но теперь работаю в русской редакции Deutsche Welle. Я посвящаю много времени расследованию убийства отца. Кроме того, я занимаюсь созданием Фонда имени Бориса Немцова. Таким образом, дел у меня много, но кто-то должен этим заниматься. Я взяла на себя эту ответственность, я продолжаю бороться за то, чтобы убийство моего отца было расследовано, потому что право на жизнь – священно и людей убивать нельзя. Это – моя позиция не как политика, а как гражданина.

C мамой на похоронах

— Удачно ли все складывается в Германии? Насколько трудно жить вдали от старых друзей?

— Я не особо общительный человек, как ни странно. Не могу сказать, что в России у меня был широкий круг общения. Но друзей вообще много не бывает, а с теми, кто были моими настоящими друзьями в России, мы продолжаем общаться. Да, сейчас я встречаюсь с большим количеством людей, с россиянами, с иностранцами, в связи с расследованием, в связи с созданием фонда и как журналист.

— Чем будет заниматься Фонд имени Бориса Немцова?

— Фонд будет работать в строгом соответствии с законодательством, будет заниматься образовательными, просветительскими проектами. Также фонд учредит премию имени Бориса Немцова, она будет вручаться раз в год за смелость в защите демократических ценностей в России.

В гостях у друга Бориса Немцова – Альфреда Коха…

— Вы верите, что убийство будет расследовано?

— В той России, как она есть сейчас, – нет. Власти пытаются ничего не расследовать, следствию препятствуют на каждом этапе в самых высших эшелонах власти. Но моя позиция неизменна: если тебе препятствуют, это не повод опускать руки, признавать свою слабость. Я стараюсь использовать все возможности, чтобы официальное расследование в России продолжалось, не дать возможности перестать расследовать дело в отношении не только исполнителей, но и организаторов и заказчиков этого преступления. Я понимаю, что на расследование резонансного, политического дела уйдут многие годы, но нельзя сдаваться. Отказ от расследования – это признание того, что в России можно убивать. Все права человека предусмотрены Конституцией Российской Федерации. В России сейчас нарушаются почти все права, кроме права на свободу передвижения – и даже это право существует с оговорками, — но надо бороться за их возвращение.

… С Юрием Шевчуком

— Чему самому главному Вас научил отец?

— Я бы сказала не «научил», а «приучил». Он приучил меня к самостоятельности и независимости, и именно эти качества мне помогают сейчас. Я никогда не звонила папе по любому вопросу, не выпрашивала денег, не требовала арендовать мне квартиру, я привыкла рассчитывать на себя. У меня нет мужа, который решал бы мои проблемы. Я думаю, это – очень важный навык для того, чтобы состояться в жизни, чтобы не быть растением. Отец с самого начала поощрял это, не опекал меня сверх меры, и это дало мне возможность найти себя. Конечно, я – это его продукт в какой-то степени, у меня его воспитание, его взгляды, я похожа на него внешне.

— Есть какое-то яркое воспоминание, связанное с ним?

— Все воспоминания, связанные с ним, яркие, не хотела бы что-то выделять. Но я расскажу вам о воспоминаниях времен кампании по выборам в Ярославскую областную думу 2013 года. Я приехала тогда к нему в Ярославль, чтобы поддержать и поучаствовать в кампании. Когда мы ехали назад в поезде, я сказала ему: «Ты победишь на этих выборах». Он ответил: «Да ладно, я не побеждал на выборах уже 11 лет». Я ответила: «Нет, победишь, это неизбежно». Мы гуляли с ним по городу, и я видела, насколько он популярен. К сожалению, масштаб его популярности для многих стал понятен только после его смерти. Когда он победил, я была счастлива, я просто прыгала от радости. Это была огромная победа, потому что когда человек 11 лет борется и побеждает в путинской России – это дорогого стоит. Он начал тогда все сначала, после этой победы, и шел к успеху.

Один из самых счастливых моментов. Во время выборов в Ярославле

— Вы видите себя однажды — политиком? В случае смены режима в России?

— Мне нравится быть журналистом, политиком я никогда не была, хотя однажды участвовала в выборах. И то, и другое – публичные профессии, но разные. Что касается политики, мне кажется, что мои представления о том, кто такой политик, и представление руководства России — разные. Мне кажется, политик — это тот, кто борется за власть, хочет занять какой-то пост, а для российского руководства политик – это тот, кто критически высказывается о Владимире Путине. Я же не являюсь политиком, но я хочу быть свободной говорить то, что думаю, брать интервью у тех, у кого хочу, делать материалы такие, как я хочу. Без свободы нет развития, поэтому для меня важна свобода. Я не люблю жить под прессингом, не люблю, когда не чувствуешь себя в безопасности. Когда в России будут гарантированы конституционные права человека, я вернусь. Но когда это случится, никто не знает.

Автор Екатерина Винокурова

4 комментария

  1. Ольга:

    Бедная девочка…

  2. Констатация фактов:

    Отказ от расследования – это признание того, что в России можно убивать

  3. Ирина К.:

    Зачем возвращаться?

  4. Из Ебурга:

    Возвращаться пока нельзя

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!