Главная » АКТУАЛЬНО » 55 часов молчания

55 часов молчания

Длинный ряд чрезвычайных происшествий, по поводу которых Путин не счел нужным выступить в эфире, дополнился в субботу крупнейшей авиакатастрофой в истории России.

Anna Klokova
По всем каналам дикторы говорят, что трагедия объединила всю страну….., видимо президент не хочет объединяться со страной, даже с речью соболезнования не выступил.

Сергей Григоров
Президент не с народом

В самом деле, что ему стоило выступить? — спрашивает в блоге на сайте «Эха Москвы» Алексей Нарышкин: Щелкни просто пальцем — к тебе домой приедет все это госТВ.  Скажи, что произошло с самолётом? Да, следствие идёт, виновных установит суд. Но не сейчас. Не надо поручений. Туфта это все. Выйди и объяви (соври): граждане, не бойтесь. Все под контролем!  Если самолёт сам упал, вырази соболезнования и пообещай, что такого с нашим, мать его, импортозамещением, ватничеством, и 90% рейтингом больше никогда не повторится. Никогда. Поклянись. Если это Игил? (У меня одного такая цепочка выстраивается : Игил— наши в Сирии — самолет?) Пообещай замочить в сортире. Твоя же фраза! Повтори ее снова. И замочи. Только не тех, на какого там Асад показал. Настоящих. В сортире. Родственникам соболезнования. Может, с ним случилось что? Jana Shpakova Над чужой страной сбили самолет, не имеющий отношения к РФ — Путин выступил с экстренным заявлением в ночи. В Египте то ли упал, то ли сбит российский самолет с земляками Путина — и тишина.  Он вообще где? Жив ли? Здоров? Я беспокоюсь Может, у него просто атрофировались все эмоции?  

  Может, это у него такая форма траура? Michael Pojarsky Президент России Владимир Путин почтил память жертв авиакатастрофы двумя сутками молчания. Молчал не только президент, но и его пресс-секретарь:  

 

Хотя нет, пресс-секретарь заявил, что Путин «получает все новости».

 

Это, конечно, отрадно, но населению хочется, чтобы президент не только получал, но иногда и отдавал хоть что-нибудь. Хотя бы делал вид. Но, видимо, в его социальной среде это не принято — протянешь палец, откусят руку: Николай Травкин ДЛЯ НЕПОНЯТЛИВЫХ.  Выступать немедленно по ТВ с соболезнованиями семьям и близким в случаях крупных катастроф и постигшего их горя — удел разных слюнтяев и чмошников. Настоящий вождь чувств своих не показывает.  Стиснет зубы и переживает молча, про себя.  Не может мАчо показывать слабину на людях…   Лев Рубинштейн Сейчас многие обсуждают, и многие негодуют, и многие изумляются. «Как же так, — говорят многие, — может быть, чтобы глава государства не выступил бы публично со словами скорби, сочувствия, сострадания, умиротворения в конце концов». «Вот в любой нормальной стране…» — говорят они не без мечтательности. В нормальной – да, так бы и было, и быть бы не могло иначе. А в той социальной среде, на которую этот самый «глава государства» опирается и к которой он принадлежит сам, в среде, где принято руководствоваться архаическими по сути и «пацанскими» по форме представлениями о «мущинском» и «бабском» поведении, подобное не приветствуется. Похмурить бровки, поугрожать, повести оловянным глазом, побрякать зловещими чекистскими намеками и полунамеками типа «вы не думайте, мы все знаем», поговорить о величии, о прошлых и будущих победах, о внешних и внутренних врагах – это ради бога, этому учить не надо. А вот поплакать вместе с людьми, а вот найти человеческие слова, а вот хотя бы сделать из последних сил человеческое выражение лица – это нет. Это слабость, хлипкость, сопливость, распускание нюней. «Нельзя по головкам гладить – руку откусят», — как сказал однажды «самый человечный человек», прослушав «удивительную, нечеловеческую музыку». Кстати, формула «нечеловеческая музыка» удивительно подходит к этому стилю социального поведения. Молчать всегда, молчать везде. В соцсетях подсчитали, на сколько суток Путин пропадал в других критических ситуациях:  

 

 

Maria Baronova
15 лет молчал молчал, ничего не говорил. Один раз лишь сказал, что выборы отменит. Логично было — ужас как. Еще один раз по случаю отжатия полуострова. Сказал, что скоро будут бомбить Воронеж, так как есть еще у нас всякие там. Всё. Больше особо словами не разбрасывался.

А тут — ни слова не сказал. И все такие удивились! Никогда такого не было и вот опять.

Удивлены, конечно, не все. Судя по опросу Эха Москвы «Ожидали ли вы большего участия Владимира Путина в связи с трагедией?», респонденты трезво смотрят на реальность: «да» ответили 36%, «нет» — 58%.

В самом деле, было ли хоть раз так, чтобы Путин вышел в эфир по горячим следам? Как ни странно, было — после крушения малайзийского «Боинга»:

Andrey Sklyarov
За все дни, что прошли со дня авиакатастрофы, в которой погибли прежде всего российские граждане, ни президент Путин, ни кто ещё из правительства, не выступил с видеообращением к нации.

Во время крушения малазийского боинга, на борту которого не было ни одного российского гражданина, Путин выступил с ярко политизированным заявлением, адресованным скорее европейской публике.

Во время гибели АПЛ «Курск» в 2000 году Путин лишь обмолвился, что «она утонула» в англоязычном шоу. Обращения к нации не было.

Во время захвата театрального центра на Дубровке никакого обращения от Путина также не последовало.

Захват школы в Беслане, взрыв вокзала в Волгограде, многочисленные подрывы метро и подрыв «Невского экспресса» также остались без внимания президента и/или премьера.

Никаких обращений. Никаких соболезнований. В лучшем случае отписки в сухой канцелярской форме. Так разве поступает национальный лидер? Разве действительно избранный народом руководитель прячется за федеральными каналами и отмалчивается за информационной мишурой?

А под российским посольством в Киеве между тем растёт гора цветов, приносимых жителями Украины, которую Россия сильно потрепала, отобрала часть территории и объявила врагом своих граждан. Выходит, что украинцам до горя соседа есть дело. А Путину — плевать.
Дмитрий Ольшанский
Никогда не перестану этому удивляться.
Если бы в Америке, Англии, Франции, далее по списку — произошла крупнейшая авиакатастрофа в истории страны, то президент, премьер-министр, далее по списку — в тот же день вышел бы в прямой эфир с обращением к нации.
Сказал бы, что скорбит со своим народом.
А у нас…
А у нас пресс-служба Кремля рассказала про соболезнования.
Хотя нет, простите.
Было и у нас срочное обращение к нации.
Только не к нашей.
Когда на Донбассе сбили «Боинг», когда оказалось затронуто самое святое — Внешняя Политика, Репутация В Мире, — было обращение.
К цивилизованным западным государствам.
Поздно ночью, чтобы попасть в вечерний эфир — там.
Ну а свои погибшие — че разоряться-то по их поводу?
Вот если бы это иностранцы у нас летели — другое дело.
А эти, русские…
Погибли — похоронят.

Прокремлевский Твиттер тоже считает, что соболезнования — это лишнее, главное — внешняя политика:

Альтернативное объяснение: если Путин молчит, значит, «все серьезно», заявил журналист Павел Фельгенгауэр в интервью телеканалу SkyNews, расшифровку которого публикует Russia Today:

Он вообще не делал публичных заявлений, но это его отличительная черта: когда что-то идет действительно плохо, он исчезает. К примеру, когда случилась трагедия с подлодкой «Курск» в 2000 году, он не делал публичных заявлений на протяжении достаточно продолжительного времени. Так что вы правы, если Путина не видно, значит, дела обстоят очень серьезно.

И вообще, российские власти просто слишком порядочные, чтобы «пиариться» по такому поводу:

Действительно, если любые выступления рассматривать прежде всего как «пиар», многое становится на свои места:  

Фирменный «молчаливый стиль» Путина анализирует в колонке «Наш немой» на Гранях.ру Илья Мильштейн:

Можно вспомнить, что по поводу любой трагедии он, надолго задумавшись и глубоко осознав случившееся, умеет произнести какую-нибудь брутальную, легко запоминающуюся фразу или сообщить, что Россия выстояла, но физически не способен вымолвить простые человеческие слова. Однако чаще всего он просто безмолвствует, а выговаривается, как бы беря реванш, в ходе многочасовых «прямых линий» или там на Валдае. Когда о былых несчастьях можно упомянуть вскользь, а про будущие никто не спросит.

Заметно еще, что трагедии российской жизни вызывают у него чувства неожиданные: раздражение и злость. Словно кто-то намеренно пожелал его огорчить и унизить, и сумел добиться исполнения своих подлых желаний. Иначе как объяснить, что известие о смерти Анны Политковской заставило его говорить о том, что убийство нанесло «действующей власти» больший урон, чем ее публикации. Или как понять требование, обращенное к полицейскому начальству после расстрела Бориса Немцова: надо, мол, «избавить Россию от позора и трагедий наподобие той, которую мы совсем недавно пережили и видели». Вождь не хочет, чтобы страну позорили, а больше ему сказать практически нечего.

Нормальному человеку слышать такие речи дико. Убили журналистку-правозащитницу. Ну зачем в эти часы рассказывать гражданам о том, что ее статьи тебе вредили, но еще больше навредила ее смерть? Убили известного политика-оппозиционера, твоего личного противника, если не врага. Это позор, да, однако от позора Россия была бы наверняка избавлена, если бы его не травили так упорно в государственных СМИ. Путину обидно за державу, но обыкновенную людскую боль он испытать и разделить не в состоянии. Оттого, вероятно, и чужды ему простые человеческие порывы, и на вопрос Ларри Кинга о судьбе подлодки «Курск» он отвечает прямо и бессердечно: «Она утонула». Неприятный вопрос — колючий ответ. Он чувствует себя задетым, когда ему задают такие вопросы.

Корреспондент «Эха Москвы» Валерий Нечай видит в молчании властей косвенное подтверждение неготовности брать на себя ответственность за тех, кто потерял в катастрофе родных:

У людей 31 октября 2015 года была сломана жизнь. Навсегда. Готова ли власть сейчас взять на себя ответственность за сотни тех, кто потерял кормильцев и детей? Готовы ли они на регулярной основе помогать им не только финансово, но и по-человечески? Устраивать детей, потерявших кого-то из родителей в детские сады или школы, организовывать их отдых, психологическую помощь, восстановление? Готовы ли они выйти за рамки чиновничьей логики (принято-расписано-сделано)?

Как бы хотелось, чтобы именно это (хотя бы в качестве эдакой гарантии) прозвучало из уст президента. А что он там сказал в своём обращении к нации по случаю трагедии? Ах, да, он же не выступил. Точка.

Отчасти за президента отдувался Сергей Иванов, который возложил цветы в аэропорту Пулково:

Личное заявление Путин сделал только 2 ноября, но не в эфире, а на встрече с министром транспорта Максимом Соколовым, как сообщает «Интерфакс«:

В такие трагедии, в такие часы, безусловно, очень важно чувствовать плечо близких людей, сопереживание всей страны по поводу этой ужасной катастрофы.

Автор Аля Пономарёва

6 комментариев

  1. Россиянин:

    Это для него мелочи жизни

  2. Альтист Данилов:

    Прорвало, раз сказал два слова

  3. Мотя:

    Просто президент в шоке.

  4. Ъ:

    В шоке? Этот человек не знает таких сильных чувств. Что упадет дальше? Кроме его рейтинга?

  5. Регулятор громкости:

    Сегодня он еще что-то промямлил

  6. Анна:

    А если еще один самолет взорвут?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!