Главная » АКТУАЛЬНО » «Дочь ходит в школу с полиэтиленовым пакетом — на рюкзак денег нет»

«Дочь ходит в школу с полиэтиленовым пакетом — на рюкзак денег нет»

В прошлый четверг Тольятти ликовал: «К нам приедет, к нам приедет…» Чиновники решали, куда бы на несколько часов убрать рабочих. Рабочие, в свою очередь, в социальных сетях обсуждали, что они скажут премьеру, если смогут пробиться через оцепление. С чего начнут? С банкротства «АвтоВАЗагрегата» и Индустриального техноцентра или с закрытия Волжского машиностроительного завода и еще нескольких предприятий? Самые бойкие собирались пригласить Медведева на экскурсию по территории бывшего ПТО (Производство технологического оборудования и оснастки ОАО «АВТОВАЗ») — показать, как выглядит отечественное импортозамещение, побродить между грудами металлолома, побеседовать о развитии российского автопрома.

Но не случилось. В пятницу Медведева повезли кататься на хэтчбеке Lada XRAY. То, что он тестировал, на рынке будет стоить от 600 до 740 тысяч рублей. Сотрудники «АвтоВАЗагрегата», уволенные в июне 2015 года, ждут от бизнесменов меньшие причитающиеся им суммы задолженности по зарплате — кто в три раза, кто в два.

«Питаемся на две тысяч рублей в месяц»

Летом руководство объявило о ликвидации «АвтоВАЗагрегата» и сократило персонал на 1500 человек, не выдав людям ни копейки. Ближе к зиме сообщило, что с 1 марта 2016 года на биржу труда отправится оставшаяся часть коллектива. Весной число безработных в Тольятти увеличится. Хотя их и сегодня немало — 8300. Больше половины — женщины с детьми. Каждый двадцатый — инвалид.

«Нам не нужны пособия. Никто из уволенных не жаждет жить за счет государства или благотворителей. Об одном просим город, область, федеральный центр: верните семьям работу. Нельзя сохранить предприятие — дайте альтернативу, — говорит бывшая сотрудница «АвтоВАЗагрегата» Елена Славинская. — Ну что это? Меня с июня кормит дочь. Питаемся на две тысячи рублей в месяц. Должны за «коммуналку» 30 тысяч рублей. Чтобы расплатиться с банком, насилу оформили в городской администрации ссуду. Три года назад, до кризиса, я взяла кредит, думала: хоть в старости в квартире поживу, а не в малосемейке. И вляпалась, хуже некуда. Чиновники мэрии «посочувствовали» — выписали по 150 рублей в месяц. А мы должны выплачивать по 8 тысяч».

«У меня дочь ходит в школу с полиэтиленовым пакетом — рюкзак с осени не можем купить. Учителя ругаются, дети смеются, — признается коллега Славинской Людмила Егорова. — Подростки нынче жестокие. Не пожалеют. Что если загнобят девчонку? За плохонькую одежду, за нашу бедность. Сыну Сёмке пять лет. Игрушки просит и фрукты. Ему не понять, что у родителей проблемы, безработица. Он сказок про кризис не знает».

«И у нас дети: дочке Даше 11 лет, сыну — 5. Муж с лета без денег. Я тоже, — объясняет Ольга Сысовская. — Что едим? Кефир и хлеб. Остатки сбережений улетают на малышню: 3700 рублей в месяц за школу, 2900 за садик. То ходим, то дома сидим, когда платить нечем».

Гордость автопрома

Диктофон записывает монолог за монологом. Четвертый, шестой, десятый…

Марина Назарова: «Я работала на «АвтоВАЗагрегате» с 2001 года, дочь с 2008-го. Она ушла в декрет, во время сокращений и меня вытурили. Внуку Мишке три с половиной месяца. Памперсы не на что купить. К телефону боимся подходить — из ЖЭКа звонят, скандалят: «У вас долги. Отключим».

Светлана Савицкая: «Моих соседей по дому уже отключали. Женщина привезла картошку из деревни, а дома дети без света. Ее муж работал охранником у гендиректора «АвтоВАЗагрегата». Тоже уволили. В городе полно должников с ипотекой, кредитами. Есть мамочки-одиночки, многодетные… У всех сложности. Одна из сокращенных сотрудниц осенью выбросилась из окна 14-го этажа — коллекторы прессовали».

Антонина Ларина: «Работяги вынуждены ходить по понедельникам к супермаркетам — просить просроченные продукты. Товар раньше утилизировали — отдавали бомжам, сейчас списанные творожки расхватывает гордость отечественного автопрома. На бирже труда давка, вакансий нет. «АвтоВАЗагрегат» вместо полного расчета кидает уволенным на карточки по 300 рублей, а высший состав давно все получил…»

Сокращенные сотрудники «АвтоВАЗагрегата» подали в суд более 900 исков. На руках судебных приставов — 126 исполнительных производств. И если до бывших рабочих предприятия они добираются мгновенно, заставляя возвращать долги кредиторам, то к руководителям идут по полгода.

Тишь да гладь

Тольятти — не первый и не последний город России, столкнувшийся с массовой безработицей. И он давно так живет — в затяжном кризисе. Здесь были проблемы и в 2008 году, и в 2010-м. Справляться с ними ни власти, ни население Тольятти не научились. Зато чиновники научились не реагировать на жалобы, обращения, митинги, голодовки. Никак.

Это у тольяттинцев — беды и драмы, а губернатор Самарской области докладывает Москве, что обанкротившиеся автопредприятия дают 11% прибыли в год. Бывшие вазовцы на 2000 рублей в месяц пытаются прокормить детей, а региональные власти тратят миллионы на самопиар в СМИ.

Уволенные сотрудники «АвтоВАЗагрегата» ездили в Самару, пробовали попасть на прием к губернатору — их не пустили. Писали в Кремль — бесполезно. Региональная пресса к ним не едет, общественные организации их не спасают. Ответственность бизнеса была модной темой во время бунта в Пикалево (Ленинградская область), в 2016 году она уже «не в тренде».

— Нельзя же так с людьми: выбросили и забыли. Они не побираются. Всего-навсего хотят работать, — возмущается заместитель председателя комитета тольяттинской гордумы Сергей Егоров. — Не рабочие подвели предприятие к банкротству, тогда почему их семьи расплачиваются за чужие решения?

Боль как привычка

В семье Некрасовых три мужчины: старшему — 45, среднему — 13, младшему — 7. И одна женщина, которая поочередно переживает то за мужа, ищущего работу, то за детей. Жаловаться на судьбу Анне некому (мама старенькая, родителей мужа давно похоронили) и некогда — днем она неофициально подрабатывает, в перерывах бегает с сыном по поликлиникам, вечером вместе с мужем оптимизирует домашний бюджет, то есть старается смотреть на него с оптимизмом.

«Свою машину мы продали, чтобы осенью собрать детей в школу, расплатиться с долгами и отложить деньги на лекарства, — объясняет Анна. — У сына Ярослава сахарный диабет, первая группа инвалидности. Врач на осмотрах рекомендует: «Вам, мама, надо сидеть дома — у мальчика плохие показатели, сахар скачет под 40». А как я сяду? Муж пока получает деньги на бирже труда — четыре с половиной тысячи рублей. Весной и этого не будет. «АвтоВАЗагрегат» со мной не расплатился. Седьмой месяц ждем… На днях Ярика положат в больницу на обследование. Надо искать деньги на дорогу и медикаменты. Беспокоюсь больше обычного, потому что город из экономии снимает диабетиков с инвалидности. Уже шесть случаев. Вы о нас лучше не пишите. Многим еще тяжелее».

Что людям со всем этим делать? С долгами, невыплатами, безработицей? С недосягаемыми и неуправляемыми бизнесменами и чиновниками?

«Написали вы о Тольятти. А дальше что? Ничего же не изменится», — скажут читатели, у которых перед глазами свои истории о нищете и банкротстве. И ведь правда — не изменится. Когда у нас было иначе?

Мне тут недавно важная дама из Госдумы РФ с пеной у рта доказывала, что мы с ней — граждане социально ориентированного государства. Понять бы еще, на кого оно ориентировано? И не о разных ли государствах речь?

Вот Тольятти в России точно два. Один — город, где есть только Lada XRAY. И ничего кроме. Таким его показали премьер-министру Медведеву. Другой — город, где тысячи семей не знают, что с ними будет завтра.

Тольятти — Москва

www.novayagazeta.ru

6 комментариев

  1. Маша:

    Народ загнан в нищету. При этом СМИ нам утверждают, что и безработицы нет, и цены не выросли, и зарплаты всё такие же высокие…

  2. Россиянин:

    Удручающая картина

  3. Остап:

    Этого Медведева вместе с его прихлебателями гнать из правительства поганой метлой

  4. Сергей Харитонов:

    Ситуация сложилась как и в царской России, отраженная в классической литературе и картинах передвижников. Прогнивший «верх» и прогнивший «низ». Наверху, царедворцы — крепостники и феодалы по духу, их холуи и фавориты жиреющие за счет бюджета и сомнительных сделок, показное милостивое отношение к низшему «люду», к его нуждам и запросам, освещаемое с почтением в холуйских СМИ, молебны румяных и толстых попов, обвешанных золотыми панагиями с драгоценными каменьями и плохое образование, редкие и показные парадные выезды царедворцев в провинцию, в «народ», показательные приемы безмозглого и раболепного депутатского сословия, некомпетентное, ленивое и коррумпированное чиновничество, прогнившая и ленивая полицейская, и судебная система, прогнившие политические институты, военные парады и бряцание оружием, военные локальные конфликты, дикие траты бюджетных денег на войны и поддержку прогнивших иностранных режимов, преследование «политических» – повсюду неуспехи, некомпетентность в любых вопросах, помойки, разруха, стаи одичавших собак, скудные социальные программы, озлобленный и пьющий крепостной по духу народ, направляющий свою ярость на уничтожение своих детей…

  5. Ирина К.:

    Ситуация намного хуже, чем в царской России. Народ озлоблен донельзя. По стране идет массовое убийство детей. Так они мстят государству, которое раздело-разуло и заставило голодать. В царской России детей не кидали в мусорные баки и не душили. Даже в самой нищей семье ребенка РОСТили.

  6. Сергей Харитонов:

    Уважаемая Ирина! Прилагаю выдержки из обширного доклада (целый доклад есть в интернете), а литературные классики, описывающие тяжкий быт крестьянских и рабочих детей вам должны быть известны из школы, как и картины русских художников-передвижников. У многих российских граждан — с «православным» и «самодержавным» уклоном, как и у коммуниста и гэбэшника, а ныне воцерковленного, «святого князя Владимира», Путина похоже «розовое» восприятие дореволюционной России, отсюда и его злобные выпады против Ленина… Однако я хотя и не «ленинец», а вот революцию считаю справедливой «кармой» (возмездием) за прежние злодеяния. Может и сейчас что-то подобное случится…

    «Счастливое детство» в дореволюционной России»
    «Смертность в России и борьба с нею».
    Доклад в соединённом собрании Общества Русских Врачей, Общества Детских Врачей в Петербурге и Статистического отделения Высочайше утверждённого Русского Общества охранения народного здравия, 22-го марта 1901 г., в зале музея Н.И.Пирогова,
    Д.А.Соколова и В.И.Гребенщикова

    …. «Выше мы видели, что из детей гибнут главным образом самые маленькие, и особенно ужасная смертность оказывается в возрасте до 1 года, причем в некоторых местностях России эта смертность доходит до таких цифр, что из 1000 родившихся детей доживают до года гораздо менее половины, причем остальные (напр., в Карачайском уезде Оханского уезда Пермской губ. — 60%) гибнут в течение этого первого года жизни. Если мы добавим к этому смертность детей более старших, 1–5 лет, затем от 5–10 лет и от 10–15 лет, то мы увидим, что из 1000 родившихся доживёт до 15 лет весьма небольшое число детей, и это число во многих местах России не превышает одной четверти родившихся»….

    … «Мать, уходя рано утром на работу, спелёнывает ребёнка, предположим даже, завёртывая его при этом в чистую пелёнку. Понятное дело, что вскоре по уходе матери и приставленная для присмотра за ребёнком 8–10 летняя девочка, которой, в силу её возраста и понятного полного непонимания важности её задачи, хочется побегать и поиграть на свежем воздухе, такая нянька оставляет ребёнка и ребёнок в течение иногда целого дня лежит в замоченных и замаранных пелёнках и свивальниках. Даже и в тех случаях, если мать оставит няньке достаточное количество перемен белья, не в интересах последней менять это запачканное бельё по мере надобности, так как стирать это бельё придётся ей же самой. И потому, можно себе представить, в каком ужасном положении находятся спелёнутые дети, завёрнутые в пропитанные мочой и калом пелёнки, и это к тому же в летнюю жаркую пору. Сделается совершенно понятным и ничуть не преувеличенным заявление всё того же наблюдателя прот. Гиляровского, что от такого мочекалового компресса и от жары «кожа под шейкой, под мышками и в пахах сопревает, получаются язвы, нередко наполняющиеся червями» и т.д. Также нетрудно дополнить всю эту картину той массой комаров и мух, которые особенно охотно привлекаются вонючей атмосферой около ребёнка от гниения мочи и кала. «Мухи и комары, витающие около ребёнка роями, — говорит Гиляровский, — держат его в беспрестанной горячке уязвления». Кроме того, в люльке ребёнка и, как увидим ниже, даже в его рожке разводятся черви, которые, по мнению Гиляровского, являются для ребёнка «одними из самых опасных тварей»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!