Главная » АКТУАЛЬНО » Экологи прогнозируют десятилетие аварий на ЛАЭС

Экологи прогнозируют десятилетие аварий на ЛАЭС

В предстоящие десять лет аварии на ЛАЭС будут происходить чаще, чем раньше, предполагает ряд экспертов. Причиной станут два процесса, происходящих одновременно и всегда чреватые сбоями — выработка продленного ресурса старых энергоблоков и ввод в эксплуатацию новых.

Аварии участились

Раньше инциденты и аварии на Ленинградской АЭС (ЛАЭС) происходили, как правило, не чаще, чем раз в год. Сейчас, менее чем за четыре месяца их случилось уже три.

Вчера, 25 января, как сообщила пресс-служба ЛАЭС, в 8:43 мск на четвертом энергоблоке система безопасности автоматически понизила мощность реактора до 60%. Автоматика сработала из-за снижения давления масла на технологическом оборудовании. Почему давление упало, не сообщается.

Месяцем ранее, 18 декабря 2015 года, энергоблок № 2 ЛАЭС был остановлен из-за парения в одном из помещений турбинного цеха — в блоке редуцирующих устройств деаэратора. Как выяснилось, причиной аварии стала трещина в паропроводе в турбинном зале. 28 декабря энергоблок был вновь запущен на полную мощность.

3 октября энергоблок № 3 был отключен в третьем часу ночи. Причиной стало повышение уровня воды в Финском заливе и попадание тины в решетку водозаборного оборудования. Как объяснил директор департамента информации и общественных связей концерна «Росэнергоатом» Андрей Тимонов, ЛАЭС в силу своих конструктивных особенностей, забирает воду для охлаждения оборудования непосредственно из Финского залива, поэтому шторм оказывает значительное влияние на ее работу.

Председатель Совета общественной экологической организации «Зеленый мир» (признана «иностранным агентом», по версии Минюста РФ) Олег Бодров, 17 лет проработавший в атомной отрасли, уточняет: «Проблема в том, что водозабор осуществляется на мелководье недалеко от берега, где всегда много водорослей и плавающего мусора. Во многих странах забор воды для охлаждения осуществляют с глубины порядка 10 метров, но для этого водозаборную трубу надо было тянуть далеко в Финский залив, потому что он в этом месте мелкий. При строительстве ЛАЭС сэкономили, трубу тянуть не стали и водозабор время от времени забивает».

Оборудование изношено, персонал неопытен

Участившиеся аварии О.Бодров объясняет двумя обстоятельствами. Первое — износ оборудования ЛАЭС-1. «Аварии на АЭС обычно происходят на начальной стадии эксплуатации энергоблоков, когда проявляются ошибки проекта, строителей и недостаточно опытный персонал, и на конечной стадии, когда изношено оборудование, сами реакторы, системы охлаждения и электрические сетей, — говорит эксперт. — Ресурс блоков ЛАЭС-1 уже закончился, их подлатали и эксплуатацию продлили на 15 лет, но, вероятно, просмотрели какие-то дефекты». Второе обстоятельство — это смена поколений в персонале станции. «Пришли люди, которые не имеют того опыта, который обрели ветераны, пройдя через сбои периода наладки и управления в аварийных ситуациях, — утверждает О.Бодров. — У нового поколения такого опыта нет. Да и чувствуют они станцию хуже, чем ветераны. А это очень важно для такого сложного оборудования». В ситуации, когда ресурс оборудования заканчивается и оно сильно изношено, контроль за состоянием всех его элементов должен быть повышен.

Дефекты оборудования могут создать еще более серьезные проблемы, чем те, что имели место. Например, облако пара, вырвавшегося из лопнувшего паропровода 18 декабря, улетело в сторону от Соснового Бора и Петербурга. Но это случайность — обычно ветер дует как раз в сторону городов (такова особенность розы ветров в месте расположения ЛАЭС). А ведь пар был радиоактивным — по некоторым данным, уровень радиации в нем в несколько раз превышал обычный уровень. В следующий раз, говорит О.Бодров, облако вполне может накрыть города.

Большие неприятности может причинить и дефект системы водозабора, ставший причиной остановки блока 3 октября. «Подогретая на 10 градусов вода сбросного канала ЛАЭС второй очереди, попадает в залив. Типичный западный ветер может развернуть этот поток к месту водозабора системы охлаждения. В результате теплая вода, повторно попадая в систему охлаждения станции, снижает эффективность производства электроэнергии и подвергает водные экосистемы повышенному тепловому загрязнению», — объясняет О.Бодров. По его словам, такие случаи на ЛАЭС бывали не раз.

Дальше будет хуже

Наряду с более частыми авариями на вырабатывающих продленный ресурс блоках ЛАЭС-1, последний из которых будет закрыт лишь в 2026 году, неизбежно начнутся сбои при вводе в эксплуатацию четырех новых энергоблоков ЛАЭС-2, которые также наметили ввести к 2026 году. Такие сбои происходят всегда при наладке нового оборудования, а поскольку опыта эксплуатации устанавливаемых на ЛАЭС-2 экспериментальных реакторов ВВЭР-1200 в России нет, то инциденты и аварии будут наверняка — из-за ошибок проектировщиков, строителей, еще неопытного персонала. Совпадение по времени двух этих неблагоприятных процессов (на ЛАЭС и ЛАЭС-2) существенно увеличивает вероятность аварий.

Ко всем перечисленным неприятностям может добавиться еще одна — предсказываемое независимыми экспертами негативное воздействие на природу, людей и другие ядерные объекты выбросов в атмосферу более 200 тысяч тонн в сутки пароводяной смеси из «мокрых» градирен ЛАЭС-2. Как и в случае с ЛАЭС-1, чиновники атомной отрасли, видимо, желая сэкономить на системе охлаждения, строят более дешевые, но устаревшие градирни. Хотя в развитых странах давно применяют более дорогие при строительстве, но экологичные и дешевые в эксплуатации «сухие» (или комбинированные) градирни.

«Мы вступаем в период повышенной вероятности инцидентов и аварий на ядерном кластере Соснового Бора, — утверждает О.Бодров. — Остается надеяться, что удастся избежать серьезных аварий, вроде той, что произошла на ЛАЭС в 1975 году. Тогда в течение месяца в окружающую среду попало, по разным оценкам, от 137 тысяч до 1.5 млн. Кюри радиоактивных веществ. Радиационный фон в городе Сосновый Бор превысил фоновые значения, по разным источникам, в несколько десятков, а может даже и тысяч раз. Повышение радиационного фона было зарегистрировано даже в Финляндии».

По мнению эксперта, чтобы избежать серьезных неприятностей необходимо провести честный анализ безопасности всего ядерного кластера Соснового Бора и восстановить независимый от атомных объектов комплексный экологический мониторинг на южном берегу Финского залива.

rbc.ru

11 комментариев

  1. Ядерщик Хреновъ:

    Вот это правда!

  2. Сергей Харитонов:

    Жалкая трактовка всего айсберга имеющихся проблем на Ленинградской АЭС — даже не затронута и верхушка…
    Причем, как всегда «эколог», Бодров рассматривает все проблемы лишь через «экологические очки» — т.е. ограниченно, а вся его информация не результат длительных исследований, Зеленого Мира, а взята из тех же СМИ и общеизвестной информации ЦИСО ЛАЭС.

  3. Надежда Попова, журналист:

    Видимо, должно хряпнуть? Грохнуть? Да так, чтобы на Б.Ордынке окна повышибало бы все. Вместе с Кириенко.

    • Сергей Харитонов:

      Надежда! Думаю, что именно такое развитие – «хряпнуть-грохнуть» и даст протрезвление «спящему» обывателю, скорее, чем пустые и десятилетние дискуссии с чиновниками. Паника она иногда полезнее, чем факты и доводы – своего рода клизма для прочистки мозгов… Вон как даже в самом «атомграде» Сосновый Бор, народ труханул, когда запарил турбинный зал и вся ЛАЭС, обыватели враз раскупили йод, растрясли банкоматы и рванули из «сосняка»…
      Как говаривал Мао – «Без разрушения, нет созидания»… Пока же преобладает общественный пофигизм в отношение всего того, что называется «мирный атом» и в отношение тех, кто пытался достучаться «до небес» — до мозгов обывателя…
      Однако хочу обратить внимание – куда смылись «герои-экологи» из той же Беллоны, где «антиядерный» Гринпис и другие эко-НКО СПб, где «антиядерное» Яблоко?..
      Все «антиядерщики» вдруг куда-то испарились… Здесь доказательство того, о чем я всегда и подчеркивал – в антиядерном движении были лишь пиарщики и «Попы Гапоны» — одни, как Гринпис пиарили за бабло и рекламу, другие, как Беллона, экологический «поп Гапон» – сознательно развалили, завели в тупик и говорильню все эффективные антиядерные направления и проекты, в том же «атомграде» Сосновый Бор. Теперь Никитин в «авторитете» у Росатома и плевать ему кто, что о нем скажет. Ныне, кроме вашей работы, есть лишь жиденький ручеек от Бодрова, причем его пиар-кампания абсолютно не эффективна, и не интересна по подаче материала…

      • Надежда Попова, журналист:

        Для Сергея Харитонова
        Уважаемый Сергей! Не хотелось бы именно такого сценария… Но другого развития событий уже, судя по последним новостям, не будет. Хряпнет -жахнет… И почему -то мне кажется, что именно первый энергоблок. И голова Путина сразу покатится с эшафота, образно говоря. Это уже не КРЫМНАШ. Это будет трагедия. Причем, очень масштабная. Журнал «Объектив» предупредил пресс-службу Путина еще в 2013 году. Я была в командировке на первом блоке Ленинградской АЭС. Многое увидела собственными глазами.

  4. Мотя:

    Ну со всех сторон всё мрачно: зарплаты, безработица, пенсии, ЖКХ, цены, налоги, отъём льгот, бесправие, … а теперь ещё и ядерные аварии нам угрожают.

    • Сергей Харитонов:

      «Ядерные аварии», инциденты и прочие болезни «мирного атома» — не «теперь», а всегда — шли, идут и будут идти нога в ногу с «мирным атомом»… Проблема не в самих опасных технологиях — опасны все, а в крепостном российском сознании, которое еще не доросло до ответственности при использовании опасных технологий.

    • Ядерщик Хреновъ:

      Но стреляться не будем?

  5. Шура Балаганов:

    Раньше инциденты и аварии на Ленинградской АЭС (ЛАЭС) происходили, как правило, не чаще, чем раз в год. Сейчас, менее чем за четыре месяца их случилось уже три.

  6. Сергей Харитонов:

    Некоторый «мастер-класс» бывшего «сигнальщика» по скрытым проблемам на атомной станции…
    Увеличение угроз идет по нарастающей и не спасает даже современное зарубежное оборудование, монтируемое на АЭС – накапливаются ошибки и проблемы на всех стадиях. Увеличение количества дополнительных систем безопасности на «старых» блоках и их «техническое» усложнение, вопреки ожиданиям, наоборот — снижают общую безопасность всему модернизируемому блоку АЭС. На старые заплаты наложили новые… Количество ошибок увеличивается на всех этапах. На стадии проектирования – есть проектные ошибки, которые усугубляются при монтаже, в том числе и за счет «качества», например, тех же монтируемых трубопроводов, арматуры и т.д., закупленных у недобросовестных поставщиков, есть накапливание проблем в профобучении персонала и переподготовке, (и с учетом того, что никуда не делся прием по протекции) персоналу все сложнее становится изучать дополнительный объем знаний дополнительных и усложненных систем защит, и контроля, осваивать новое, смонтированное и эксплуатируемое оборудование. Причем менталитет новых работников (как я их называю – с мозгами продавцов мобил) резко отличается от работников времен СССР – в худшую сторону – откровенные пофигисты… Некоторым «новичкам» просто не освоить сложное оборудование, большой объем знаний, в виде специфических инструкций, со сложными техническими терминами – были случаи когда именно по этим причинам вновь поступившие бросали работу на АЭС. Именно по этой причине руководство порой закрывает глаза на формализм при проверке знаний, зато в случае чего сама проверка знаний становится рычагом давления на неугодного и способом «законного» увольнения неугодного работника. Причем проверка знаний такова, что заведомо допускает уклон в сторону возможной фальсификации результатов проверяемого в пользу дирекции и невозможность дальнейшего отстаивания своих прав работником в суде при его увольнении.
    И еще, на самом деле обо всех проблемах, ЧП, инцидентах случающихся в «ядерном сундуке» – общество не узнает – он наглухо закрыт…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!