Главная » АКТУАЛЬНО » Нефтяное недержание: Чистосердечное признание Путина в интервью Bild

Нефтяное недержание: Чистосердечное признание Путина в интервью Bild

Президент РФ Владимир Путин заявил о преимуществах для России рекордного снижения стоимости нефти на мировых рынках. В интервью германскому изданию Bild, выдержки из которого приводит телеканал «Дождь», он признался, что российскому руководству было «очень трудно удержаться от использования нефтяных доходов на текущие расходы». Как следует из его слов, прежние ценовые уровни по черному золоту оказались для Кремля слишком большим искушением с точки зрения увеличения расходной части бюджета, чтобы инвестировать нефтегазовые доходы в высокие технологии.

«Когда цены на нефть высокие, нам очень трудно удержаться от использования нефтяных доходов на текущие расходы. И у нас ненефтегазовый дефицит вырос, на мой взгляд, до очень опасной черты» Теперь мы вынуждены его понижать», — констатировал глава Кремля.

«Снижение именно этих расходов оздоровляет экономику», — сказал он, не пояснив, впрочем, как соотносится с его сентенцией об «оздоровлении» экономики падение 11 января основного биржевого индекса страны — РТС — до рекордно низкого уровня в 700 пунктов при росте доллара до 76 рублей.

Он указал, что из-за высоких цен на нефть «происходит дестимуляция собственного развития, особенно в высокотехнологичных отраслях» и не обошел внимание официальные данные по падению российской экономики.

«У нас сейчас наблюдается падение ВВП на 3,8 процента, промышленного производства ‒ на 3,3 процента, выросла инфляция до 12,7 процента. Это много…», — сказал глава государства.

***

Заявление Путина о «дестимулирующем» влиянии высокой стоимости нефти на высокотехнологические отрасли в РФ отражает катастрофический непрофессионализм российского президента и является не более, чем манипулятивной тактикой главы государства, стремящегося по своему обыкновению уйти от признания собственной некомпетентности и прямой ответственности за озвучиваемые им же проблемы.

Подобная риторика была бы оправдана в начале президентского срока, а не спустя 16 лет после вступления в должность фигуры, чей политический режим как раз и сформировал условия, при которых экономика была полностью пересажена на ресурсоемкую основу со всеми вытекающими последствиями, в том числе высоким уровнем импортозависимости, полной остановкой развития высокотехнологических отраслей и неконкурентоспособностью на мировых рынках.

Этот же политический режим позволяет Путину остаться у власти даже после произнесения подобных заявлений, которые в цивилизованном государстве привели бы к скорой добровольной или принудительной отставке главы государства, ведь они, по существу, являются его распиской в своей собственной несостоятельности. Уничтожив любые легальные механизмы для сменяемости президентской власти, глава Кремля даже после самооговора позволяет себе продолжать свое бесконечное по времени и неэффективности правление, которое поддерживается исключительно за счет лжи, репрессий и агрессивных войн.

В то же время мы наблюдаем в данном случае характерное для Путина избегание прямого признания своих ошибок. Речь идет о той самой известной склонности президента РФ к осторожности и нежелании выделяться, которая обеспечила его карьерный взлет. Он формулирует высказывания таким образом, чтобы вывести из-под своей личной ответственности нынешние катастрофические явления в финансово-промышленном секторе страны. Глава государства говорит, что «нам очень трудно удержаться от использования нефтяных доходов», не выделяя персоналий в аморфном коллективном местоимении «нам»: кто именно скрывается за таинственными «нами», остается только догадываться. Однако умозаключение, производимое методом исключения, выводит из этого неуместного обобщения всех субъектов, не относящихся к представителям действующей власти, в том числе российский народ: последний если и виновен, то лишь в своей пассивной поддержке тех, кто подсадил население на нефтяную иглу.

Приведенная выше фраза российского президента примечательна еще и глубокой наивностью, содержащейся в этом нескромном откровении, согласно которому российское руководство — и, судя по всему, сам Путин — страдает от элементарной неспособности воздерживаться от лишних растрат, не говоря уже о неумении составить долгосрочный план по адекватному распределению сверхдоходов. Перед нами — поведение инфантильного подростка, в одночасье растранжирившего предназначенные для оплаты учебы деньги на казино, выпивку и дешевые развлечения, а по итогам возлияний произнесшего чистосердечное: «Не шмогла я, не шмогла».

«Трудно удержаться». От чего еще трудно удержаться? От физического уничтожения политических противников? От жестокого подавления политического протеста? От выстраивания коррупционной вертикали? От человеконенавистнических «тренировок» в Сирии, Украине и Грузии? От уничтожения гражданского общества, правосудия, парламента, науки, разума и  морали?

Интервью Путина — это еще и проявление типичного для любой диктатуры манкуртизма, то есть забывания как принципа функционирования политической системы и тесно связанных с ним принципов безответственности политического истеблишмента, а также отсутствия института политической репутации. Как известно, российский президент еще весной 2014 года наотрез отказывался верить в то, что цены на нефть могут уйти ниже $80 за баррель, а допустить нынешнего нисходящего ралли к $32 он и подавно не мог, как не мог он и предсказать выживаемость сланцевой добычи в США и снятия там запрета на нефтяной экспорт.  Видеозапись, где Путин с уверенностью ссылается на благоразумие сауддитов и неизбежность обрушения мировой экономики при соответствующей стоимости черного золота, весьма распространена в Интернете, однако по ясным причинам пропагандистская обслуга не допустит попадания данных кадров на центральные телеканалы, а сам Путин, разумеется, не поспешит извиниться за допущенную два года назад публичную оплошность. Не извинится он и за провал собственного плана по диверсификации российской экономики: как известно, сам глава Кремля на протяжении всего своего правления судачил про опасность зависимости бюджета от цен на нефть.

Это обстоятельство — лишь одна из сторон «политического забвения», более зловещим аспектом которого в любой автократии является постоянная смена внешнеполитических врагов в угоду сиюминутным узкоконъюнктурным интересам (известное оруэловское «сегодня мы воюем с Океанией»). На фоне преступных войн в Грузии, Украине и Сирии с постоянно меняющимися противниками (Киев, Вашингтон, Анкара), в ходе которых первое лицо государства в прямом эфире путается в собственном вранье («в Крыму нет российских солдат»), разговор с Bild выглядит как пустая невинность, на которую, к сожалению, никто не обратит внимание — так же, как никому не интересны рассказы киллера о мелких кражах, совершенных им в период между ликвидацией жертвы и сокрытием следов преступления.

[ot-video type=»youtube» url=»https://youtu.be/m28ihdyQxJ0″]

Александр Кушнарь, Newsader

5 комментариев

  1. Очевидец:

    Грубо, но точно: мудила из Нижнего Тагила

  2. Почти экономист:

    Стыдно за «первое» лицо

  3. В удивлении:

    Ситуация из ряда вон

  4. Ъ:

    Почему он вообще стал президентом? Кто был слеп, глух и нем?

  5. Галина:

    «Президент РФ Владимир Путин заявил о преимуществах для России рекордного снижения стоимости нефти на мировых рынках» — Понимая это, зачем же нужно было допускать ситуацию до кризиса, не развивать экономику в независимости от стоимости нефти? Но он думал, что дорогой нефти ему хватит на все годы его царствия, а после него хоть трава не расти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!