Главная » АКТУАЛЬНО » Камикадзе Путин: Опасная игра «адреналиномана» и «гопника»

Камикадзе Путин: Опасная игра «адреналиномана» и «гопника»

«Путин оказывается единственным моральным идеалом, который сейчас есть в мире», — О.Матвейчев

Как показала прошедшая неделя, попытки кадыровских прихвостней запугать оппозиционно настроенных россиян имели практически нулевой эффект. Западные обвинения Путина в его причастности к политическим убийствам и коррупции привели к новому всплеску активности «деятелей-шайтанов», которые с удвоенным энтузиазмом принялись «плясать под дудку иностранных спецслужб» и обозвали «единственный моральный идеал в мире» всякими нехорошими словами: клептократ, коррупционер-непотист, политический террорист, убийца, отравитель, педофил и даже Франкенштейн. Так что Кадыров, пожалуй, рано выполз со своим «многомиллиардным» митингом: сейчас акция в защиту любимого президента от грязных вражеских нападок была бы более актуальной. Правда, вряд ли бы чем помогла.

Попутно из откровений бывших кремлевских инсайдеров мы узнали, что Путина Владимиром Владимировичем зовут только в миру, а для «домашних», то бишь придворной челяди он, оказывается, «Михаил Иванович». Кто из персонажей навеял подобное прозвище – капитан милиции из «Бриллиантовой руки» или товарищ Калинин, которого Сталин называл всесоюзным похотливым козлом за любовь к несовершеннолетним балеринкам — неизвестно.

Да и неважно. Речь сегодня о другом. Коленовыпрямитель Всея Руси не думает униматься и продолжает свою опасную игру в геополитический покер. Как написал И.Мильштейн, «Лучше бы воровал, конечно, но об этом сегодня можно только мечтать. Не уберегли мы его, прошляпили, опоздали, и британское кино про тайные богатства Путина вызывает скорбное ностальгическое чувство. Чувство утраты, которое разрастается с каждым днем. Одновременно с предощущением большой беды».

Большую беду, надо заметить, Путин приближает изо всех сил. Новый инцидент с СУ-34 в турецком воздушном пространстве — не просто очередная провокация, а свидетельство того, что дяденька явно нарывается на серьезные неприятности, то есть вооруженный конфликт с НАТО или даже глобальную войну. Не надо быть Вангой, чтобы утверждать, что это совершенно самоубийственный для ВВП и страны сценарий. Однако настойчивость, с которой российский диктатор идет к своему Гаагскому трибуналу, заставляет общественность все чаще поднимать вопрос о суицидальных настроениях и инстинктах камикадзе «Михаил Ивановича»:

Константин Боровой, экс-депутат Госдумы:
«Мне кажется или Путин правда решил покончить жизнь самоубийством?

Александр Кушнарь, Newsader:
«Надеется ли потерявший связь с реальностью российский президент таким образом хотя бы частично компенсировать собственное унижение, венцом которого стала его официальная нерукопожатность? Если так, то налицо — месть «полониевого» президента. Получается, что в нем пробуждаются поистине тревожные камикадзе-инстинкты загнанной в угол крысы…непонятно, почему вдруг Путин решил покончить жизнь самоубийством: за «первым лицом» ранее не было замечено»

Итак, камикадзе ли Путин? Попробуем ответить на этот вопрос. Начнем с того, что я не совсем верю в утверждение «за «первым лицом» ранее не было замечено готовности завершить существование по-самурайски». Те, кто хотя бы поверхностно знаком с биографией нынешнего президента, знают о его склонности к аддиктивному, рисковому поведению. Люди такого типа при отсутствии реальной опасности стремятся к участию в любой деятельности, связанной с опасностью, порой смертельной. Это могут быть экстремальные виды спорта, социально неприемлемые опасные действия (прогулки по крышам высотных зданий или езда на выступах вагонов поездов), криминал. Так вот, склонность к риску и пониженное чувство опасности присутствовало у Путина всегда. Он часто создавал опасные ситуации, от преодоления которых, видимо, получал удовольствие: вступал в драку с теми, кто был крупнее и старше, участвовал в рисковых пари. Однажды на спор пробрался по карнизу из одной комнаты в другую на одних руках, на высоте пятиэтажного здания.

«Ему очень нравились острые ощущения, — рассказывает одноклассник ВВП В.Ф. Борисенко. – Когда мы были в Николаеве, в совхозе, Володя, рискуя разбиться, нырял в местном карьере».

Позднее инструкторы КГБ отметили у молодого чекиста серьезный профессиональный недостаток — пониженное чувство опасности, о чем Путин обычно вспоминает с гордостью.

Эта особенность характера, судя по нынешним действиям, по-прежнему присуща ВВП. Сегодня Путин не ходит на руках по карнизам высоток и не прыгает с торчащих из воды свай. «Единственный моральный идеал в мире» ловит адреналин, разжигая военные конфликты и провоцируя страны НАТО на вооруженное столкновение. Ватники счастливы: неважно, что страна нищая, зато у нас самый смелый президент, один в кольце врагов, бросает вызов грозному противнику – США.

Гордиться тут, собственно говоря, нечем, потому что пониженное чувство опасности, ошибочно принимаемое путиноидами за смелость, есть ничто иное, как снижение инстинкта самосохранения, которое в медицине и психологии считается проявлением патологии. Например, это может быть при поражении лобных долей мозга вследствие врожденных дефектов, опухолей, травм или старческого слабоумия. Я далека от мысли навешивать нашему «всенародному избраннику» какие-то диагнозы, однако поступки и решения ВВП последних лет настолько неадекватны, что невольно навевают мысли о его дееспособности. Это если без грубостей. Народ на форумах в интернете выражается куда жестче — без всяких эвфемизмов и сусальности: «Путин – это давно уже не фамилия, не страшилка, не жупел, не чекистский миф. Путин – это судебно-психиатрический и сексопатологический диагноз».

Отвечая на искомый вопрос, можно с уверенностью сказать, что какие бы психиатрические и сексуальные расстройства ни одолевали «Михаил Ивановича», он точно не камикадзе и не самоубийца. Как написал сокурсник ВВП, экс-разведчик КГБ Ю.Швец, «важнейшие решения Путин принимает на уровне инстинктов, главный из которых – инстинкт самосохранения – диктует ему жизненную необходимость удержаться на “троне” до конца. Он одержим проблемой личной безопасности почти на животном уровне. На этом же уровне Путин ценит свою жизнь. Угрозы ему, любимому (чаще всего воображаемые), Путин воспринимает экзальтированно, до истерики».

Так что все эти провокации с заблудившимися самолетами и демонстративными военными учениями – не «готовность завершить существование по-самурайски», а продолжение опасной игры, которую затеял с миром адреналиноман и гопник. И это не лечится. Конечно, все мы не без греха, со своими скелетами в шкафу. Но речь сейчас не о рядовом гражданине и его социально неприемлемом поведении, а о президенте ядерной державы, который своими действиями создает реальную угрозу национальной безопасности страны и всего мира. Западу давно пора понять, что Путин – не из тех, кто, проигравшись в пух и прах, встанет из-за покерного стола, извинится за доставленные неудобства и откланяется. ВВП, конечно, не самоубийца. Он шекспировский Макбет, который «увяз в кровавой тине» своих преступлений. Ответить за них рано или поздно придется.

Впереди новые разоблачения и тотальная международная обструкция. А потому Путин своими провокациями и милитаристской риторикой будет только продолжать нагнетать напряженность в мире. Решится ли он предъявить свой последний козырь – ядерный удар? Вопрос сегодня уже не в этом. Готов ли мир рискнуть и проверить это на практике? Может, лучше «резать, не дожидаясь перитонита?» Вдруг Путин и сейчас заключил какое-нибудь дьявольское пари, например, что угробит страну? Или даже весь мир?

Как показала прошедшая неделя, попытки кадыровских прихвостней запугать оппозиционно настроенных россиян имели практически нулевой эффект. Западные обвинения Путина в его причастности к политическим убийствам и коррупции привели к новому всплеску активности «деятелей-шайтанов», которые с удвоенным энтузиазмом принялись «плясать под дудку иностранных спецслужб» и обозвали «единственный моральный идеал в мире» всякими нехорошими словами: клептократ, коррупционер-непотист, политический террорист, убийца, отравитель, педофил и даже Франкенштейн. Так что Кадыров, пожалуй, рано выполз со своим «многомиллиардным» митингом: сейчас акция в защиту любимого президента от грязных вражеских нападок была бы более актуальной. Правда, вряд ли бы чем помогла.

Попутно из откровений бывших кремлевских инсайдеров мы узнали, что Путина Владимиром Владимировичем зовут только в миру, а для «домашних», то бишь придворной челяди он, оказывается, «Михаил Иванович». Кто из персонажей навеял подобное прозвище – капитан милиции из «Бриллиантовой руки» или товарищ Калинин, которого Сталин называл всесоюзным похотливым козлом за любовь к несовершеннолетним балеринкам — неизвестно.

Да и неважно. Речь сегодня о другом. Коленовыпрямитель Всея Руси не думает униматься и продолжает свою опасную игру в геополитический покер. Как написал И.Мильштейн, «Лучше бы воровал, конечно, но об этом сегодня можно только мечтать. Не уберегли мы его, прошляпили, опоздали, и британское кино про тайные богатства Путина вызывает скорбное ностальгическое чувство. Чувство утраты, которое разрастается с каждым днем. Одновременно с предощущением большой беды».

Большую беду, надо заметить, Путин приближает изо всех сил. Новый инцидент с СУ-34 в турецком воздушном пространстве — не просто очередная провокация, а свидетельство того, что дяденька явно нарывается на серьезные неприятности, то есть вооруженный конфликт с НАТО или даже глобальную войну. Не надо быть Вангой, чтобы утверждать, что это совершенно самоубийственный для ВВП и страны сценарий. Однако настойчивость, с которой российский диктатор идет к своему Гаагскому трибуналу, заставляет общественность все чаще поднимать вопрос о суицидальных настроениях и инстинктах камикадзе «Михаил Ивановича»:

Константин Боровой, экс-депутат Госдумы:
«Мне кажется или Путин правда решил покончить жизнь самоубийством?

Александр Кушнарь, Newsader:
«Надеется ли потерявший связь с реальностью российский президент таким образом хотя бы частично компенсировать собственное унижение, венцом которого стала его официальная нерукопожатность? Если так, то налицо — месть «полониевого» президента. Получается, что в нем пробуждаются поистине тревожные камикадзе-инстинкты загнанной в угол крысы…непонятно, почему вдруг Путин решил покончить жизнь самоубийством: за «первым лицом» ранее не было замечено»

Итак, камикадзе ли Путин? Попробуем ответить на этот вопрос. Начнем с того, что я не совсем верю в утверждение «за «первым лицом» ранее не было замечено готовности завершить существование по-самурайски». Те, кто хотя бы поверхностно знаком с биографией нынешнего президента, знают о его склонности к аддиктивному, рисковому поведению. Люди такого типа при отсутствии реальной опасности стремятся к участию в любой деятельности, связанной с опасностью, порой смертельной. Это могут быть экстремальные виды спорта, социально неприемлемые опасные действия (прогулки по крышам высотных зданий или езда на выступах вагонов поездов), криминал. Так вот, склонность к риску и пониженное чувство опасности присутствовало у Путина всегда. Он часто создавал опасные ситуации, от преодоления которых, видимо, получал удовольствие: вступал в драку с теми, кто был крупнее и старше, участвовал в рисковых пари. Однажды на спор пробрался по карнизу из одной комнаты в другую на одних руках, на высоте пятиэтажного здания.

«Ему очень нравились острые ощущения, — рассказывает одноклассник ВВП В.Ф. Борисенко. – Когда мы были в Николаеве, в совхозе, Володя, рискуя разбиться, нырял в местном карьере».

Позднее инструкторы КГБ отметили у молодого чекиста серьезный профессиональный недостаток — пониженное чувство опасности, о чем Путин обычно вспоминает с гордостью.

Эта особенность характера, судя по нынешним действиям, по-прежнему присуща ВВП. Сегодня Путин не ходит на руках по карнизам высоток и не прыгает с торчащих из воды свай. «Единственный моральный идеал в мире» ловит адреналин, разжигая военные конфликты и провоцируя страны НАТО на вооруженное столкновение. Ватники счастливы: неважно, что страна нищая, зато у нас самый смелый президент, один в кольце врагов, бросает вызов грозному противнику – США.

Гордиться тут, собственно говоря, нечем, потому что пониженное чувство опасности, ошибочно принимаемое путиноидами за смелость, есть ничто иное, как снижение инстинкта самосохранения, которое в медицине и психологии считается проявлением патологии. Например, это может быть при поражении лобных долей мозга вследствие врожденных дефектов, опухолей, травм или старческого слабоумия. Я далека от мысли навешивать нашему «всенародному избраннику» какие-то диагнозы, однако поступки и решения ВВП последних лет настолько неадекватны, что невольно навевают мысли о его дееспособности. Это если без грубостей. Народ на форумах в интернете выражается куда жестче — без всяких эвфемизмов и сусальности: «Путин – это давно уже не фамилия, не страшилка, не жупел, не чекистский миф. Путин – это судебно-психиатрический и сексопатологический диагноз».

Отвечая на искомый вопрос, можно с уверенностью сказать, что какие бы психиатрические и сексуальные расстройства ни одолевали «Михаил Ивановича», он точно не камикадзе и не самоубийца. Как написал сокурсник ВВП, экс-разведчик КГБ Ю.Швец, «важнейшие решения Путин принимает на уровне инстинктов, главный из которых – инстинкт самосохранения – диктует ему жизненную необходимость удержаться на “троне” до конца. Он одержим проблемой личной безопасности почти на животном уровне. На этом же уровне Путин ценит свою жизнь. Угрозы ему, любимому (чаще всего воображаемые), Путин воспринимает экзальтированно, до истерики».

Так что все эти провокации с заблудившимися самолетами и демонстративными военными учениями – не «готовность завершить существование по-самурайски», а продолжение опасной игры, которую затеял с миром адреналиноман и гопник.

831468

И это не лечится. Конечно, все мы не без греха, со своими скелетами в шкафу. Но речь сейчас не о рядовом гражданине и его социально неприемлемом поведении, а о президенте ядерной державы, который своими действиями создает реальную угрозу национальной безопасности страны и всего мира. Западу давно пора понять, что Путин – не из тех, кто, проигравшись в пух и прах, встанет из-за покерного стола, извинится за доставленные неудобства и откланяется. ВВП, конечно, не самоубийца. Он шекспировский Макбет, который «увяз в кровавой тине» своих преступлений. Ответить за них рано или поздно придется.

Впереди новые разоблачения и тотальная международная обструкция. А потому Путин своими провокациями и милитаристской риторикой будет только продолжать нагнетать напряженность в мире. Решится ли он предъявить свой последний козырь – ядерный удар? Вопрос сегодня уже не в этом. Готов ли мир рискнуть и проверить это на практике? Может, лучше «резать, не дожидаясь перитонита?» Вдруг Путин и сейчас заключил какое-нибудь дьявольское пари, например, что угробит страну? Или даже весь мир?

Светлана Наумова

2 комментария

  1. Альтист Данилов:

    Впереди новые разоблачения и тотальная международная обструкция. А потому Путин своими провокациями и милитаристской риторикой будет только продолжать нагнетать напряженность в мире. Решится ли он предъявить свой последний козырь – ядерный удар? Вопрос сегодня уже не в этом. Готов ли мир рискнуть и проверить это на практике? Может, лучше «резать, не дожидаясь перитонита?»

  2. Шура Балаганов:

    Но то, что он просто шизофреник -ясно давно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!