Главная » АКТУАЛЬНО » Крик ребенка

Крик ребенка

Пациенты российских клиник, в том числе больные дети, все чаще испытывают дефицит лекарств. На какие-то препараты цены взвинчивают спекулянты, какие-то медикаменты исчезли из госзакупок из-за происков лоббистов-конкурентов, но все же чаще причиной страданий больных становится равнодушная жестокость силовиков и бюрократов.

Осенью 2015 года вице-премьер правительства РФ Ольга Голодец признала, что не все нуждающиеся в обезболивании онкологические больные имеют свободный доступ к обезболивающим наркотическим препаратам. Ранее СМИ сообщали о самоубийствах онкологических больных, которые не могли получить доступ к сильнодействующим обезболивающим. При этом в августе в России изменился федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», который повысил доступность лекарственных препаратов для пациентов.

И все же в регионах врачи по-прежнему боятся назначать даже детям с тяжелыми диагнозами обезболивающее из-за низкой компетентности в этом вопросе и опасений преследования со стороны наркополиции, рассказала корреспонденту «Росбалта» директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова. «Действительно, мы зачастую сталкиваемся  с обращениями от пациентов о том, что доктора в разных городах России не знают, как подобрать обезболивание для детей с онкологическими заболеваниями. Бывают даже случаи, когда врачи отговаривают родителей давать ребенку обезболивание, чтобы не сделать его наркоманом. Нужно учить врачей, распространять знания в медицинском сообществе о том, как лечить хроническую онкологическую боль. Не меньше препятствует доступности обезболивания и то, что врачи боятся уголовной ответственности. Многие врачи слышали о деле Алевтины Хориняк и не хотят столкнуться с подобным», — сообщила директор благотворительной организации.

Екатерина Чистякова уточнила, что чаще всего против медработников возбуждают уголовные дела по статье о нарушении правил оборота наркотических средств (статья 228.2 уголовного кодекса). «Врач несет ответственность даже в тех случаях, когда наркотическое вещество  было утрачено, хотя и не досталось, например, наркоманам или наркодилерам. Был случай, когда медицинского работника осудили за то, что он неплотно закрыл ампулу после введения обезболивающего пациенту, и остатки препарата вылились в сумку и таким образом были утрачены. Этот человек был признан виновным по уголовной статье, хотя его поступок никакой общественной опасности собой не представлял. Если за такие случайности можно получить судимость, мало кто из врачей захочет рисковать. Именно поэтому медицинские работники стараются иметь дело с наркотиками как можно реже. А пациенты страдают», — сказала руководитель фонда.

Екатерина Чистякова подчеркнула, что надеется на взаимодействие с ФСКН по воплощению в жизнь идеи о декриминализации ответственности врачей. Это тем более разумно, что есть решение по итогам Госсовета, прошедшего прошлым летом, об избавлении от уголовной ответственности наркопотребителей и об отказе в возбуждении уголовных дел против неустановленных дилеров.

Редактор информагентства «Мега-Урал» Алла Лупова полгода назад рассказывала, как ей трудно было перенести мучения собственного ребенка. У девочки выявили нейробластому. «Это проблема — отсутствие морфина в детской онкологии, точнее, запрет на его использование. Я лично слышала, как два дня умирала девочка восьми лет с сильнейшими болями, и ее ничем не могли обезболить. Как это мать все выдержала — не знаю! Я сама чуть с ума не двинулась от ее постоянных криков», — рассказала Алла Лупова.

В стране продолжают сохраняться проблемы с обеспечением больных детей обезболивающими, подтвердила представитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Елена Мартьянова. Эти проблемы связаны как с недостаточной информированностью медиков и родителей, так и с ограниченностью списка разрешенных препаратов.

«Детских хосписов, к сожалению, пока немного, они есть не во всех городах. Поэтому выписывать обезболивающие могут терапевт и онколог, и проблемы где-то остаются: бывает, что медик не решается выписывать наркотический препарат, действия которого достаточно для обезболивания. И здесь иногда приходится решать вопросы в „ручном режиме“: работает „горячая линия“ Росздравнадзора, куда звонят родственники пациентов, и во многих случаях благодаря вмешательству контролирующего органа обезболивающие все-таки выписывают. Конечно, в некоторых регионах проводится информационная работа с врачами, чтобы знали, чем обезболивать человека. В прошлом году немало было сделано для упрощения ситуации: продлен срок действия рецептов на наркотические обезболивающие, родственникам пациентов разрешено не сдавать ампулы от морфина и т. д.», — сообщила представительница фонда.

В то же время разрешенных препаратов может быть недостаточно для обеспечения больных детей. «Проблема еще и в том, что зарегистрировано недостаточно приемлемых обезболивающих препаратов, которые подходят детям. Сейчас эта проблема находится в стадии решения: новые препараты будут разрабатываться и регистрироваться», — уточнила Елена Мартьянова.

Родители больных детей стали чаще обращаться в благотворительные организации за помощью, рассказал руководитель вологодского фонда «Хорошие люди» Роман Романенко. Это связано с невозможностью для родителей приобрести лекарства для детей из-за дороговизны или отсутствия льготных препаратов.

«Люди стали чаще обращаться, стали приходить с такими заболеваниями, с которыми раньше не приходили. За последнее время доводилось покупать самые разные препараты, включая противорвотные или спецпитание при фенилкетонурии. Знаю, что по стране также есть проблемы с обезболивающими, но нас эта проблема пока, слава богу, миновала», — сообщил Роман Романенко.

«Оптимизация» и коммерциализация медицины приводит к лишению и взрослых, и маленьких пациентов и положенных льготных медикаментов, и гарантированных законом медицинских процедур. В Орловской области инвалиды и их родственники вышли на митинг, чтобы потребовать законный бесплатный доступ к обязательной медпомощи. В регионе люди, страдающие от почечной недостаточности и других заболеваний, требующих аппаратной очистки крови, вынуждены трижды в неделю добираться до пунктов гемодиализа за свой счет. В области отсутствует специализированный транспорт и возмещение затрат на проезд для таких больных, хотя еще в 2009 году Верховный суд РФ разъяснил, что «проезд к месту получения специализированной медпомощи методом заместительной почечной терапии является ее неотъемлемой частью».

Рост числа ВИЧ-инфицированных тоже приведет к переводу их на лечение более дешевыми препаратами, полагает представитель движения «Пациентский контроль» Андрей Скворцов. Как рассказал общественный активист, чиновники Минздрава РФ не намерены увеличивать траты на лекарственные препараты.

«На сегодняшний день существуют дешевые препараты, которые производят на территории Российской Федерации. Бюджет на лечение ВИЧ-инфекции, в частности, на закупку антиретровирусных препаратов не увеличивается. А количество людей, принимающих терапию, по данным Минздрава, за год может увеличиться до 60%. Каким образом этих людей можно будет поставить на лечение? Только удешевив саму закупку препаратов, покупая в больших количествах дешевые, старые препараты, переводя всех с дорогих качественных схем на более дешевые. Тем самым при увеличении инфицированных людей снизят затраты», — констатировал Андрей Скворцов.

Общественник сообщил, что такая информация просочилась из-за закрытых дверей Минздрава РФ, когда ее довели до представителей региональных ведомств здравоохранения. «Естественно, такие правила нигде прописаны не будут. Но негласная информация с негласных встреч иногда выходит за их пределы. И в конце года это будет видно в отчетах: как перестали закупать одни препараты, и резко увеличилось количество закупок других», — заметил Скворцов.

По мнению общественного деятеля, такие перемены приведут лишь к росту заболеваемости. «Будут выписывать пациентам эфавиренз, зидовудин, ламивудин, которые должны назначаться только на короткий промежуток времени из-за довольно сильных побочных действий. Будут назначать ставудин, который запрещен Всемирной организацией здравоохранения уже несколько лет, а у нас широко используется, и каждый год закупки увеличиваются. Будут выписывать также невирапин, диданозин, который довольно токсичен. Это все дешевые препараты, которые, однако, у нас назначаются людям, у которых только выявлена ВИЧ-инфекция», — констатировал Андрей Скворцов.

Общественник подчеркнул, что люди, зная о побочных действиях таких тяжелых препаратов, просто отказываются их пить. В результате, они и сами себя плохо чувствуют, и распространяют вирус дальше.

Жесткие «реформы» и «оптимизации» загоняют отрасль медицины в кризисное состояние. Но «больное» здравоохранение не лечит общество, а усугубляет его деградацию.

Дмитрий Ремизов

3 комментария

  1. Из Ростова-на-Дону:

    Реформы Зурабова и Голиковой дают себя знать

  2. Дуся:

    Кризис широкомасштабный по всем направлениям, не щадящий ни больных, ни детей, ни другие уязвимые категории населения. Руководство российское совершенно безразлично к нуждам граждан.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!