Главная » АКТУАЛЬНО » ИНТЕРВЬЮ С БУКОВСКИМ

ИНТЕРВЬЮ С БУКОВСКИМ

«Политкорректность уничтожает свободу», — уверен Буковский
— Владимир Константинович, как Вы можете прокомментировать столь абсурдные обвинения Вас?
— Я давно говорил и писал: уже лет 25 происходит советизация Европы, в частности Англии. Только за последние 15 лет ввели 8.000 новых законов, по которым предусмотрена уголовная ответственность. Они связаны с политкорректностью: она избирательно создаёт искусственно охраняемые меньшинства и даёт им огромные привилегии. По схеме это не отличается от марксизма: Маркс и Ленин тоже придумали «угнетённую группу» — пролетариат.

— Но разве меньшинства сами не боролись за свои права, за равноправие? Многие меньшинства – этнические, сексуальные, — исторически были угнетены или дискриминировались. А политкорректность, как мне представляется, родилась как защитный механизм против бестактности и подстрекательства к угнетению или гонениям, разве не так? Возможно, меньшинства, добившись равноправия, борьбу не прекращают и перехлёстывают?
— К 90-м годам, когда стала распространяться политкорректность, здесь уже никто никого не угнетал.

Я приехал в 1976-м и видел весь процесс утверждения политкорректности. «Перехлёсты», борьба против угнетения, которого уже не было, — это эксплуатация прошлого и моральный шантаж. Как Ленин, использовав «защиту пролетариата», захватил власть, так и «защита меньшинств» стала рычагом власти, инструментом манипулирования обществом. И теперь меньшинства диктуют всем условия, хотя не имеют на это права. Они могут жить сами как хотят, но диктовать нам, как мы должны говорить, а как – не должны, не имеют ни малейшего права. В США свободу слова хотя бы защищает Первая поправка, а у нас ничего подобного нет. И вот ввели уголовное наказание за «речь ненависти» (hate speech). Такого закона раньше не было.

— Но, как мне кажется, этот закон ввели в результате переосмысления нацизма? Стало ясно, что «речи ненависти» способны довести до Холокоста. Вы считаете, не надо запрещать «речи ненависти»? Впрочем, недавние скандалы с антисемитскими высказываниями членов Лейбористской партии показывают, что даже введение уголовной ответственности за «речи ненависти» не ограждает общество от таких речей?

— Не нужно вообще вводить уголовное преследование за слова. Если наша цивилизация вообще имеет какое-то достоинство, то оно заключается в свободе слова и прессы. А против «речи ненависти» издавна существует гражданская ответственность – законы о диффамации, оскорблении, клевете. Но сейчас тенденция – криминализовывать слово и поведение. Доходит до анекдотических случаев. К примеру, пресловутая борьба с изменениями климата. У нас в городе она выразилась в том, что если раньше вывозили мусор каждую неделю, то теперь – раз в две недели. В результате разводятся крысы. Идеологи навязывают нам нормы поведения.

— А Ваше дело как-то связано с политкорректностью?
— Ну конечно, законодательство так изменили, что невозможно защититься. Это новый закон. Принцип: если у вас в компьютере оказались «запрещённые изображения» (заметим: в свободном обществе вообще нельзя запретить «изображения»), вы за них несёте уголовную ответственность, даже если вы сами не знаете, как они к вам попали. Если их у вас нашли – вы уже виновны. Еще и истолкование дали очень подлое, рассчитанное на кампанию очернения: «скачать» (download) приравнивается к «изготовить» (make). Так было дано разъяснение на каком-то судебном процессе (тем самым создан прецедент), хотя понятно, что это отнюдь не одно и то же. Те, кто «изготавливает изображения», знает, чтО делает, а вот «скачать» возможно и по ошибке, и случайно, не подозревая о том, что изображения «запрещённые».

— Похоже на провокацию: ведь могли эти изображения подбросить?
— Похоже. Это всё случилось в прошлом году. Ко мне пришли полицейские, вежливо сказали: «Мы должны изъять ваш компьютер». – «Зачем?» — удивился я. – «А у нас есть сведения, что у Вас запрещённые изображения». – «Забирайте, что я могу сделать». Забрали. Прошло несколько месяцев – ничего. И вдруг в апреле прошлого года, когда я уезжал в Германию, где мне предстояла тяжелейшая операция на сердце, — я еле дышал, давали 10% благополучного исхода, — вдруг объявили, как фанфары: у меня найдены запрещённые изображения! Мало того – разослали по всей прессе, телеканалам, новостным агентствам пресс-релиз, что мне предъявлены обвинения в «изготовлении» этих самых «изображений».

Прокуратура вообще не должна заниматься пропагандой. Она имеет право объявить, что такому-то предъявлены обвинения, но только в своих собственных ведомостях. А тут – раззвонили заранее. Обыватель понимает «изготовление» детской порнографии в буквальном смысле, будто я заманивал каких-то детей, делал грязные вещи с ними, фотографировал и размещал в компьютере. Но на самом деле у меня произошло – уж не знаю каким образом – «скачивание», а не «изготовление». Таким образом, Королевская прокуратура распространила грязную клевету и не соблюдает презумпцию невиновности. Я этого всего не знал, ибо тогда уже был в Германии на операционном столе – операция длилась девять часов, заменили два сердечных клапана. На что рассчитывала Прокуратура? На то, что я не выживу. Меня обмажут, а я к тому времени уже умру и, следовательно, не смогу ничего доказать.

— Вы подозреваете, что это была провокация ФСБ? Но почему Королевская прокуратура оказалась замешана?
— Подозреваю, что ФСБ. У нас есть, правда, только косвенные доказательства. Сведущие люди, которые меня знают, говорят частным образом именно это. Но отказываются давать показания – в России у них семьи. Есть даже косвенные доказательства, что эти самые «изображения» пришли из Москвы. Как мы пытались проследить, вероятнее всего, это пришло через Европол. Набрали в Москве какой-то массив материалов по киберпреступности и передали его Европолу. А в этот массив, где, возможно, были и свидетельства реальных преступлений, «вкрапили» эти «изображения». Чекисты всегда так делали – вставляли клевету, дезинформацию между реальными фактами. А наши правоохранительные органы, вместо того, чтобы выбросить это всё, завели дело.

Я, вернувшись через четыре месяца, в августе, тут же подал на Прокуратуру в суд за клевету. Суд три раза без объяснения причин откладывал слушание моего иска и вот назначил – на 25 июля. А по уголовному обвинению слушания начинаются 16 мая. Это значит, что я должен предстать перед судом по иску – судом присяжных – после слушания основного дела. Присяжные, надо полагать, уже прочитают обо всём в прессе и будут соответственно настроены – я в их глазах уже буду заведомо виновен. Судебная каста, все покрывают друг друга! И вот я объявил голодовку и намерен её держать до тех пор, пока проведут суд о клевете.

А иначе меня придётся тащить на суд 16 мая на носилках – это будет 28-й день голодовки. Судья по уголовному делу заявил моим адвокатам, что может провести суд в моё отсутствие. Это ещё абсурднее, чем советский суд. К счастью, у меня есть хорошие адвокаты, они добровольно пришли мне на помощь, понимая, что огромных денег заплатить я им не могу. Но вряд ли суд будет их слушать – это как колода карт, которая уже подтасована. Что будет, не знаю. Я уже сейчас не могу сделать больше двух-трёх шагов.

— А стОит ли доставлять чекистам и их британским пособникам удовольствие, если Вы не выдержите голодовки? У Вас же сейчас не то здоровье, при котором можно себе позволить голодать? А для чекистов – «нет человека – нет проблемы»?
— Терзать меня в суде – видно, им большее удовольствие. Ведь российская пресса всё подхватит. Вот не могу только понять, почему Королевская прокуратура идёт на поводу у чекистов.
— Насколько я помню, Королевская прокуратура всячески противилась раскручиванию дела об убийстве Александра Литвиненко…

— Она пыталась его зажать, чтобы не было публичных слушаний. Но не получилось.
— Вы выступали на этих слушаниях свидетелем. Возможно, это послужило Кремлю толчком к преследованию Вас?
— Я уже много лет не занимался активной деятельностью. После 2008 — 2009 моё здоровье резко ухудшилось. Я охотно отвечал на просьбы прессы об интервью, комментировал события, дал показания по делу Литвиненко. Но, как я понимаю, на Лубянке спецоперация против меня была разработана уже давно – и вот наконец созрел момент, когда её оказалось возможным осуществить. Нельзя сказать, за что конкретно – думаю, на Лубянке моё досье занимает как минимум комнату. Они вообще стараются убрать активных людей в эмиграции – это ещё с 20-х годов. А я воюю с ними с 16 лет.

— А что послужило Вам первым толчком?
— Такое было время – 1956 год, ХХ съезд КПСС, знаменитый доклад… Получалось, что лишь Сталин и несколько негодяев погубили миллионы людей? Даже мы, дети, не могли поверить в такую чепуху. Это система породила негодяев и совершила массовые преступления против своих граждан. И сразу, в том же году, – Венгрия, восстание, которое подавлено советскими танками. Нам, подросткам, было ясно, что и после разоблачения «культа личности Сталина» ничего не изменится. Моё поколение никогда не было советским. Для нас героями были венгры, воевавшие за свою свободу на улицах своих городов. Кроме того, сильный удар мы получили ещё раньше – когда умер Сталин.

Ведь нам, детям, внушали, что он – бог, и мы воспринимали это буквально! И когда бог умер, для нас это было страшным потрясением – бог и вдруг умер? А дальше – Хрущёв, ХХ съезд. Я рос с мыслью о том, что нас обманывают, система всегда была моим врагом, и я не скрывал своего отношения к ней. Первый раз меня вызвали на беседу в КГБ, когда мне было 16 лет.

— Как Вы тогда представляли идеальное общество? Советский Союз должен стать капиталистическим? Или как-то по-иному?
— В то время я меньше всего об этом думал. Мы были в той же ситуации, что и молодые немцы после войны: они вдруг поняли, что всё их старшее поколение – их родители, дяди, тёти – убийцы.

— Но что делать, вы, конечно, не знали? Ведь в Советском Союзе ХХ съезд не привёл к процессам, подобным денацификации?
— Мы пытались делать, что могли, — так зародилось правозащитное и диссидентское движения. Главный импульс у нас был не политический, мы никогда не думали, что можем изменить систему. Мы ставили своей задачей неучастие в этой системе, так как она преступна.

— А сейчас Вы усматриваете параллели с той системой в ЕС?
— Я написал об этом книгу “EUSSR” – гибрид ЕС и СССР. Модель ЕС похожа на советскую, и, хотя самых зловещих черт советской системы у ЕС пока нет, эволюция идёт в этом направлении. Сама идея ЕС была рождена левыми партиями европейских стран. В 1987 их лидеры приехали к Горбачёву с этой идеей, и он согласился – понял, что так будет легче манипулировать Западом. Горбачёв хотел включить в европейское сообщество также и Советский Союз.
— Но сейчас Россия сама себя изолировала от ЕС? А развал ЕС – стратегическая цель Путина – и Вы тоже к этому клоните?

— Путин не умеет стратегически мыслить, он совершает те же ошибки, что и Горбачёв, и доведёт Россию до полного развала. Россия не способна никак захватить Европу, хоть и скупила политиков, общественных деятелей. Золотой дождь уже не льётся на Россию, она не сможет насаждать свою коррупцию с прежним размахом. Поэтому распад ЕС для Европы не опасен. Наоборот, само ЕС – идеологическое образование, и его эволюция ведёт к несвободе. Уже сейчас ЕС экономически разоряется; Греция – самый яркий, но отнюдь не единственный пример. Система ЕС – экономически вредная, а чем дальше, тем более она будет опасна и в политическом плане.

— Владимир Константинович, чем мы могли бы помочь в Вашем деле?
— Мало возможностей повлиять на суд. Конечно, публикации в какой-то мере помогают. Петиции, письма министру юстиции Британии, вашим конгрессменам и сенаторам… Трудно сказать, какой эффект это всё произведёт.
— Но будем делать, что должно, и будь что будет…

Надежда Банчик

P.S. Первой создала виртуальную группу в помощь Буковскому жительница г. Саннивейл (Калифорния), преподаватель музыки, русского и английского языков Лариса Йост. На её вебсайте вы сможете найти ссылку на петицию в поддержку Буковского.

1 Comment

  1. Игорь:

    Ясно, почему в России все валится:в Кремле постоянно заняты поисками компромата

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!