Главная » #saveobjective » Мученик науки

Мученик науки

Почти вся магистерская диссертация депутата ЗакСа от «Единой России» Евгения Марченко состоит из заимствований

Депутат Евгений Марченко, который прославился предложением запретить россиянам ездить в Турцию и руганью с группой «Ленинград», на самом деле один из наиболее дипломированных парламентариев – он окончил три вуза: Нахимовское военно-морское училище, юридический и исторический факультеты СПбГУ.

В 2015-м единоросс под руководством профессора Павла Кротова защитил магистерскую диссертацию на тему «Украина и Россия в эпоху Петра Великого», в которой мастерски разоблачил предателя Мазепу. Найти работу депутата оказалось непросто – на сайте Института истории выложена только ее аннотация. Но, раздобыв оригинал, «Новая» была потрясена трудолюбием Марченко: он обратился более чем к 150 источникам, прочитав статьи в том числе на английском и украинском языках.

Зачем он столько читал, не очень понятно, потому что система «Антиплагиат» СПбПУ Петра Великого выявила в магистерской диссертации всего 28% оригинального текста. Оставшиеся куски, которые не смогла распознать система, нашел старый добрый Google. Отсюда, видимо, взялась огромная база источников – копируя целые абзацы из чужих работ, депутат захватывал и сопутствующие им ссылки на источники.

Плагиат обнаруживается почти сразу – во введении. Марченко, в частности, пишет, что «сегодня актуальность данной темы можно подтвердить тем, что в условиях обновленных отношений Российской Федерации со своими бывшими союзными республиками мы видим проблемность отношений как раз с Украиной».В 2008 году Владимир Мозговой из Иркутского государственного педагогического университета в своей работе «Взаимоотношения России и Украины в середине XVII–XVIII веков: современная оценка» использовал идентичную формулировку.

Можно предположить, что это совпадение, ведь предложение не то чтобы сильно оригинальное. Однако сличаем дальше работу Мозгового и диссертацию Марченко.

Парламентарий в историографическом обзоре пишет, что«вопросом взаимоотношения России и Украины занимались многие ученые, однако большая часть работ, посвященных этой проблеме, написана украинскими исследователями. Говоря о проблеме взаимоотношений русского царя и гетмана Украины, следует отметить научные публикации по обозначенной проблеме, которые издаются к юбилейным датам, так или иначе относящимся к интересующим нас событиям. К их числу следует отнести следующих авторов: И. Андреев «Хотим царя восточного, православного!..», С. Антоненко «Богдан Хмельницкий», Н. Петрухинцев «Интермедия с булавой». В этих статьях приводятся новые факты, хотя принципиальных отличий от советских исследований не прослеживается.

В период распада СССР появилась возможность ознакомиться с публикациями украинских исследователей досоветского периода. Интересно то, что в этих работах основу составляют польские источники, что позволяет провести сравнительный анализ событий. Следует упомянуть о некоторых из этих исследователей: М. Аркос «История Украины-Руси», О. Субтельный «Украинская история», Д. Дорошенко «История Украины». Все эти труды интересны тем, что авторы используют иностранные источники для изучения темы и их выводы противоречат выводам классической русской исторической школы. Наиболее фундаментально рассмотрел эту тему Д. Дорошенко, который опирался на всех более ранних украинских исследователей».

Стоит признать, что депутат здесь даже немного поработал: из дословно списанного с Мозгового историографического обзора он выбросил целый абзац. Однако иркутского историка Марченко «обидел» не очень сильно. У кандидата исторических наук Якова Лазарева (защитился в Уральском федеральном университете по теме «Великороссийская» администрация на Гетманской Украине в 1700–1727 гг.» в 2012-м) он позаимствовал свыше 50% диссертации.

Просто сравниваем. Сначала абзац из кандидатской Лазарева: «Однако следует отметить, что для дореволюционных авторов до некоторой степени был характерен генерализирующий подход при изучении губернских реформ Петра I, в рамках которого могло произойти нивелирование региональных особенностей. Одной из таких региональных особенностей Российского государства начала ХVШ в. было существование в рамках его территории т. н. Гетманской Украины – автономного государственного образования, находившегося под властью гетмана и генеральной старшины и обладавшего собственной административной, налоговой и правовой системами. Соответственно, возникает вопрос: что произошло с данным регионом во время губернских реформ Петра I? Какой статус был у Гетманской Украины по отношению к созданной в результате 1-й губернской реформы Киевской губернии и как они соотносились между собой?»

А теперь магистерская Марченко: «При этом следует отметить, что для дореволюционных авторов в некоторой степени был характерен генерализирующий подход в изучении губернских реформ Петра І, в рамках которого могло произойти нивелирование региональных особенностей. Одной из таких региональных особенностей Российского государства начала XVIII в. было существование в рамках его территории так называемой Гетманской Украины. Соответственно, возникает вопрос: что произошло с данным регионом во время губернских реформ Петра I? Какой статус был у Гетманской Украины по отношению к созданной в результате первой губернской реформы Киевской губернии; распространялись ли полномочия киевского губернатора на данную территорию?»

То есть Марченко изменил слово в первом предложении, заменил предлог и выбросил полфразы в середине и в конце отрывка. Ни кавычек, ни сносок здесь на Лазарева нет, хотя в диссертации депутат все же один раз ссылается на автореферат уральского ученого.

Таким же образом единоросс заимствовал у Лазарева и описание территориальных рамок работы: «Территориальные рамки настоящей работы очерчены границами областей под управлением гетмана Войска Запорожского, под которыми мы понимаем только так называемую Гетманскую Украину, или Гетманщину. Это автономное территориально-политическое образование располагалось в пределах исторической области, вошедшей в российский политический лексиконXVII–ХІХ вв. как «Малая Россия». Исторически «Малая Россия» имела сложную социально-политическую структуру: институты самоуправления Войска Запорожского (Гетманская Украина), православных шляхты и церкви, а также города, самоуправлявшиеся по Магдебургскому праву. Кроме того, на территории нескольких крепостей «Малой России» располагались представители «великороссийской» администрации в лице царских воевод».

Марченко опять же чуть подкорректировал последнее предложение в абзаце (в оригинальном варианте «Кроме того, на территории нескольких крепостей «Малой России» были сосредоточены анклавы «великороссийской» администрации (царские воеводы и подчиненные им гарнизоны)».

И опять практически никаких ссылок на Лазарева. К чести депутата надо сказать, что на уральского историка он сослался трижды: один раз дословно перепечатал отрывок из диссертации Лазарева, в котором тот ссылается на свой же труд, и два раза полностью скопировал слова ученого, честно поставив сноску.

У ленивых студентов существует негласное правило: если вся работа надергана с различных сайтов, то хотя бы введение и заключение они пытаются родить сами. Но не таков наш герой. Даже этот излишне экспрессивный для научной работы отрывокзаимствован с сайта. Неизвестно, опубликован ли на ресурсе первоисточник, однако материал размещен на несколько лет раньше защиты Марченко: «Рассмотрев путь, приведший Мазепу к решению изменить царю Петру I, можно сделать следующие выводы. Переходы Мазепы от польского короля Яна-Казимира к гетману П. Дорошенко, а затем от П. Дорошенко к И. Самойловичу были обусловлены не идейными соображениями, побуждавшими Мазепу принимать последовательно польскую, турецкую и российскую ориентацию».

Как, впрочем, и этот:«Очевидно, что преданность Москве не была вызвана искренней приверженностью гетмана идее русского единства. Просто царская власть была в то время единственной реальной силой, на которую Мазепа мог положиться».

Не смог депутат петербургского парламента самостоятельно сформулировать часть, в которой упоминается основание северной столицы.

Описание Северной войны (без каких-либо хотя бы формальных изменений; хотя нет – Марченко убрал в своей работе слово «лично», в оригинале утверждается, что Петр «лично захватил у истоков Невы шведскую крепость») взято с ресурса http://rushist.com/index.php/russia/1618-severnaya-vojna-kratko: «В 1701 г. русская конница генерал-фельдмаршала Б. П. Шереметева вторглась в эти области, дважды разбив шведского генерала В. А. фон Шлиппенбаха (при Эрестфере и Гуммельсгофе). Шереметев взял старинные русские города Ям и Копорье. Осенью 1702 г. Петр Iзахватил у истоков Невы шведскую крепость Нотебург (бывший новгородский Орешек), переименовав её в Шлиссельбург – «ключ-город» к морю. Весной 1703 г. русские войска взяли у впадения реки Охты в Неву укрепление Ниеншанц. Недалеко от него Петр Iзаложил Петропавловскую крепость и город Санкт-Петербург, будущую столицу России».

Стоит отметить, что с датами, важными для нашего города, у петербургского депутата сложности уже давно. Так, по сообщениям агентства «Росбалт», в январе этого года Марченко на своей странице в фейсбуке сообщил избирателям, что блокадное кольцо было прорвано в 1942 году. Правда, потом он всю вину свалил на помощника, который ведет его страницу.

«Какие ко мне претензии?»

Мученик науки ожидаемо не согласился с заключением системы «Антиплагиат». В разговоре с «Новой» Марченко сначала довольно вяло отрицал непозволительные заимствования в своей работе, а потом попытался переложить ответственность на комиссию СПбГУ.

«Евгений Евгеньевич, вы знаете Якова Лазарева?» – «Нет. Кто это?»– уточнил единоросс. – «50 процентов вашей работы на самом деле написано им». После десяти секунд молчания Марченко заявил, что все это попахивает «политической заказухой» и что его работу изучали уважаемые рецензенты и научный руководитель.»У вас вопросы должны быть к историческому факультету, если они не увидели плагиат. Тут ко мне какие претензии?!» – искренне удивился народный избранник. «Я все сказал», – оборвал он корреспондента и бросил трубку. Правда, через двадцать минут перезвонил.

«Я ситуацию тут посмотрел», – вероятно, с кем-то посоветовавшись, начал депутат. «У нас есть справка по «Антиплагиату», что не больше 20 процентов [заимствовано]. Есть документ, это подтверждающий. Не больше 20 процентов допускается всеми нормативами».

Корреспондент «Новой» уточнил, может ли Евгений Евгеньевич показать эту справку, но тот сказал, что продемонстрирует ее широкой публике после выхода этой статьи. «Студенты СПбГУ говорят, что обязательную проверку ввели только в 2016 году (это подтвердил и научный руководитель Марченко. – Ред.). Как же вы в 2015-м проверились?» – «Это неправильно они говорят. Это ошибочное мнение. Все проверяют уже давно».

На дальнейшие эсэмэски депутат не отвечал. Звонки сбрасывал.

Так поступают все

В беседе с «Новой» научный руководитель депутата Павел Александрович Кротов, известный ученый, доктор исторических наук и профессор СПбГУ, отзывался о своем дипломнике исключительно по-доброму. Лекции посещал, доклады делал хорошие. Правда, перед защитой пропал на пару месяцев, а за две недели до нее принес уже написанную работу. «Без черновика принес, – пояснил Кротов, – поэтому пришлось очень плотно [поработать], вот переделали ее».

А вот информация о проверке на плагиат из уст историка не вполне соответствует словам депутата Марченко. Профессор рассказал, что справку выдал не СПбГУ: Марченко якобы самостоятельно озаботился этим вопросом и заказал выписку о плагиате в сторонней организации.

В разговоре Кротов часто апеллировал к фамилиям вроде Жириновского, «на которого целый институт работает» (глава ЛДПР является учредителем Института мировых цивилизаций). «Они не пишут речи, это общепринятая практика, – размышляет Кротов. – Я как мог в качестве научного руководителя вместе с ним (с Марченко.  Ред.) правил. Я, конечно, не обольщаюсь: он как все, наверно, действовал. Но это только предположение».

Дело чести

Историк из Екатеринбурга Яков Лазарев, работой которого воспользовался магистр Марченко, о воровстве узнал от «Новой». Мы отправили ученому фрагмент магистерской работы парламентария, и он подтвердил: свою диссертацию с этим отрывком он успешно защитил в 2012 году.

Но на депутата Лазарев не обижается. «Здесь проблема в другом, – говорит он. – Как в весьма приличном вузе до такого довели два человека: научный руководитель и рецензент. Теперь дело чести для Института истории как-то эту ситуацию объяснить».

Лазарева заметно покоробило попустительство рецензента Екатерины Андреевой и профессора Кротова, которых сам ученый называет не иначе как «замечательными и профессиональными историками». Книги последнего о Российском флоте и Полтавской битве он сам читал с большим удовольствием и интересом.

Впрочем, Яков Лазарев с облегчением вздыхает оттого, что его научный труд использовали в магистерской работе, а не в книге или диссертации. Однако за научные амбиции единоросса Марченко никто не ручается.

Александра Гармажапова

Сергей Сатановский

2 комментария

  1. Маша:

    Липовые депутаты с липовыми дипломами и диссертациями и, естественно, с пустыми головами довели страну до катастрофы.

  2. Шура Балаганов:

    А какое рыло?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!