Главная » АКТУАЛЬНО » The Jamestown Foundation: «Виртуальный милитаризм перерастает в реальную угрозу для России»

The Jamestown Foundation: «Виртуальный милитаризм перерастает в реальную угрозу для России»

Профессор Института исследований мира в Осло Павел Баев задумывается о том, как Кремль, создав в обществе ура-патриотические настроения, будет поддерживать свою популярность после завершения активной фазы сирийской кампании

Танки катались по Москве неделю, прежде чем появиться на Красной площади на традиционном экстравагантном военном параде в честь Дня Победы. В отличие от прошлого года, когда отмечали 70-летний юбилей окончания Второй мировой войны, сейчас на демонстрации военной мощи России не было высокопоставленных зарубежных гостей. Но когда экономика России все глубже погружается в депрессию, необходимость снова устроить эффектное шоу становится еще сильнее, чем раньше. Пропагандистская кампания, подогревающая «патриотические» чувства, достигла новых высот, но оценить ее реальную эффективность трудно. Повторное использование прошлой славы может вызвать в современном обществе резонанс, но присвоение героической победы Советского Союза над нацистской Германией ради легитимизации агрессивной, но неэффективной политики режима Владимира Путина становится уже несколько несвежим. Праздник в этом году отличается пропагандистской темой: Россия снова окружена злокозненными врагами, и их посягательства может сдержать только военная сила.

За этим прославлением милитаризма — изрядная порция лжи и притворства. Есть авторы, которые считают, что нужно не столько разоблачать эту мелочную ложь, сколько не обращать на нее внимания, подходить к ней как к некоей современной форме карнавала. Однако с этими громогласными обещаниями дать отпор любым действиям врага связан вполне реальный риск. Российские чиновники яростно протестуют против учений НАТО в странах Балтии и обещают далеко идущие «контрмеры». Министр обороны Сергей Шойгу заявляет, что четырем батальонам НАТО, которые могут быть развернуты на балтийском театре, будут противостоять две новые российские дивизии, а третья будет размещена вблизи зоны военных действий в Донбассе. Еще больше протестов вызвали небольшие по масштабу учения в Грузии «Благородный партнер-2016», в которых 650 американских и 150 британских военных будут участвовать вместе с 500 грузинскими солдатами. По мнению Москвы, эти учения — крупная «провокация», направленная на дестабилизацию ситуации на Южном Кавказе. Примечательно, что Россия не устраивает никаких параллельных учений, но ее стремление гарантировать ответ, выходящий за рамки разумного, все равно опасно.

Тем временем военную интервенцию в Сирии преподносят как важнейшую демонстрацию способности России к проецированную силы. Уменьшение ее интенсивности до 20-25 боевых вылетов в день не уменьшает триумфальной риторики в связи с этой «маленькой и успешной» войной. Каждый раз, когда госсекретарь США Джон Керри звонит министру иностранных дел России Сергею Лаврову, чтобы продолжить переговоры о частичном прекращении огня, Москва извещает об этом как о новой дипломатической победе. Чтобы усилить впечатление военной победы, оркестр Мариинского театра дает концерт на руинах только что освобожденной Пальмиры. Но планы добавить культурный оттенок к военно-воздушной кампании были сорваны ударом с воздуха по лагерю беженцев на севере Сирии, который некоторые называют военным преступлением. Россия заблокировала в Совбезе ООН резолюцию с осуждением этого злодеяния, еще раз продемонстрировав явное безразличие Москвы к гуманитарной катастрофе сирийской гражданской войны.

Концерт оркестра Мариинского театра в Пальмире, 6 мая 2016 года. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Концерт в Пальмире, где на виолончели играл Сергей Ролдугин, привлек внимание к одной своеобразной черте нового российского милитаризма: он коррумпирован даже на высочайшем уровне. Очевидно, что Ролдугин лично замешан в международных схемах отмывания денег, раскрытых опубликованным «панамским архивом», и что президент Путин взял его под свою высочайшую защиту, чтобы дать всем понять, что никакого расследования этих фактов не будет. Другой случай коррупции гигантского масштаба — строительство космодрома «Восточный», который должен был стать стратегическим стержнем на востоке, но вместо этого оказался примером колоссального разбазаривания ресурсов, — Путин приказал расследовать. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ предположил, что Путин в отчаянии из-за провала с этим «стержнем» не откажется от предложения экономического сотрудничества в обмен на компромисс по спорным островам Курильской гряды. Однако Абэ недооценил фактор важности превращения кремлевских придворных в акционеров, которым надо предоставить возможности для обогащения. Таким образом российский «кумовской капитализм» успешно сводит на нет стратегические соображения государства.

Расцвет коррупции при экономическом спаде создает риск разозлить обездоленных, и космодром «Восточный» вызвал несколько акций протеста. Следовательно, ожидается, что милитаризм внесет в общество патриотическое единство, что позволит прикрыть воровство. Празднование Дня Победы — прекрасное средство для такой мобилизации; любое недовольство либералов можно представить как «предательство». Любая мелочь, не вписывающаяся в идеологические рамки, например, перепост в соцсетях фразы о том, что Крым принадлежит Украине, рассматривается как преступный «экстремизм», что может закончиться двумя годами колонии. Официально поощряемый ура-патриотизм порождает гневные требования запретить «непатриотичный» видеоклип группы «Ленинград», за неделю набравший миллионы просмотров в интернете. Смысл провокативной песни «Ленинграда» — о том, что надо вырваться на свободу из безрадостной жизни, — явно вызывает в обществе больший резонанс, чем барабаны государственной пропаганды.

Теперь, когда танки и ракеты покидают Москву, заканчивается и пароксизм самопрославление, оставляя после себя неизбежное похмелье и вопрос «а что же дальше?». В прошлом году ответ был в конце концов найден — военная интервенция в Сирии. Но теперь выход из этой авантюры, даже если очень повезет и он пройдет гладко, нужно будет затмить новой «победой». Но возможностей для этого все меньше — деньги заканчиваются, а спрос на них со стороны коррумпированных госпредприятий и преступных групп не уменьшается. Путин не может быть уверен в том, что предстоящие парламентские выборы, которыми будут, как обычно, активно манипулировать, не спровоцируют лавину массового недовольства, пока скрытого, как это случилось в конце 2011 года. У него остается всего несколько недель, чтобы изобрести новую причину для сплочения масс в поддержку все того же самого. Но, похоже, у его подчиненных кончились идеи.

Оригинал статьи: Павел К. Баев, «Виртуальный милитаризм перерастает в реальную угрозу для России», The Jamestown Foundation, 10 мая

3 комментария

  1. руслан:

    Ролдугин -звезда кремлевского экрана

  2. Х:

    Как пишут в соцсетях — наше все — маленький плот Лозы и большая виолончель Ролдугина

  3. Констататор фактов:

    Ну очень маленький плот и очень большая виолончель

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!