Главная » АКТУАЛЬНО » В России сейчас есть два раскола: политолог Орешкин о цене «побед» и самом большом кошмаре Путина

В России сейчас есть два раскола: политолог Орешкин о цене «побед» и самом большом кошмаре Путина

О том, чем РФ заплатила за «Крымнаш», какие расколы существуют в современной России, «великих победах» и проблемах Владимира Путина во второй части интервью ONLINE.UA рассказал российский политолог Дмитрий Орешкин.


Первую часть интервью читайте здесь: Ситуация у Путина ухудшается каждый месяц: многих достал и денег нет — российский политолог Орешкин


— Почему российская внешняя политика так зациклена на постсоветском пространстве, а не развивает свои восточные направления? Если посмотреть на то, что делают США — готовится зона свободной торговли с Евросоюзом. Также уже создана зона свободной торговли с двадцатью странами Тихого океана. Почему Россия погружается в Украину и Кавказ, где стратегически особо нечего ловить?

— Первое: я не могу сказать, что не все хотят контролировать океаны. Конечно, океан — очень важная вещь. США всегда были океанической страной. Но я не думаю, что все могут переориентироваться на мировой океан. Например, Украина не может этого сделать. Есть выход к мировому океану только через Черное море и две системы проливов. Сухопутные вещи продолжают быть важными.

Второе: не нужно искать в действиях России и Путина стратегические цели. Путин действует, исходя из постсоветских настроений россиян. Он их чувствует. Общественное мнение в России больно переживает потерю территории после распада СССР. Все республики бывшего СССР переживали трансформационный шок. Тяжесть этого процесса компенсировалась ощущением того, что у нас своя страна. Патриотизм и национализм в Украине, странах Балтии или Кавказа был компенсаторным механизмом плохой жизни. Патриотизм помогал. Русское сознание ушиблено двойным ударом: потерей большого государства и трансформационным шоком. Поэтому происходит реванш советских настроений.

Этот реванш не мог не произойти в России. Очень много бюджетников — людей, финансово зависимых от государства. И когда Путин предлагает им новый Советский Союз, то они сразу его поддерживает. Люди, которые в оппозиции к Путину, в меньшинстве — 15-20%. Но из этих 20% половина не поддерживает Путина с позиций сталинизма: считают его либералом. Поэтому Путин возрождает символику СССР, а не сам СССР.

Ну, какая России радость от Южной Осетии? Да никакой, это экономическая дыра. Крым? Это же потеря Украины, которая теперь враждебна к России как никогда ранее. Но так мало кто мыслит. Говорят: «Крымнаш», и все! Даже если действительно считать его русским, то надо сравнивать его с потерей Украины. Нет, так никто не сравнивает. Путин — мастер символических побед. Самый большой кошмар для него — рационализация мышления. Когда люди скажут: Крым и Абхазия наши, а дальше что? Поэтому Путин — рыцарь советского виртуального реванша. По маленькому откусывает не у самых сильных соперников, а по телевизору это все раздувается как великие победы. Проблема в том, что виртуализацию нужно продолжать поддерживать всегда, а сейчас непонятно, как. Поэтому рейтинги Путина и «Единой России» начали идти вниз.

Третье: в конце концов, для того, чтобы осваивать океан, необходимы технологии, ресурсы и стратегия. Путин добывает не реальные ресурсы, а виртуальные. Это возможно только на постсоветском пространстве.

— Что будет делать Путин, чтобы и дальше держать рейтинг?

— На мой взгляд, на европейском фланге уже нет никаких возможностей. Возможно, что-то начудит в Центральной Азии. У меня был спор с Андреем Пионтковским. Я считаю, что вполне реальны новые шаги Путина в Центральной Азии, а Пионтковский говорит, что Путин очень боится Китая, поэтому туда не полезет. Но вот мы видим, что в Казахстане не все спокойно, и спрогнозировать ситуацию сложно.


— Какие расколы существуют в российском обществе, оно сейчас кажется монолитным?

— Нет. Россия однородна только в виртуальных вещах. Виртуально все поддерживают Путина, если за это не надо платить. Повязать на машину георгиевскую ленту — это не трудно. А вот уменьшение зарплаты и рост цен — вот здесь первые вопросы и начинают возникать. Первый раскол — ухудшение жизни. Пропаганда в России создала миф, что это Путин пришел, навел порядок, жить стало лучше. Хотя, понятно, что работает рыночная экономика, а это не заслуга Путина.

Второй раскол: между крупными городами и провинцией в широком смысле. То, что сейчас происходит на Донбассе — это расцвет провинции. Все «Моторолы» и «Гиви» — герои такой провинции. В больших городах Путин недобирает систематически. Его электоральная поддержка — в зоне малых городов и национальных республик. В Чечне за Путина проголосовало 99,8%. Ясно, что это фальсификация. Но в Чечне никто не может протестовать. В Дагестане несколько иначе, но ситуация похожая. Татарстан, Башкирия, Мордовия — тоже. Эта поддержка Путина обеспечивается не избирателями, а местными элитами. Избиратели ничего не могут сделать. В маленьком городе могут уволить, и попробуй найти другую работу. В большом городе с этим проще. Поэтому Москва дает Путину 47%. Москва Путина не любит, и это взаимно. Думаю, что и чеченцы его тоже не любят, но Кадыров может нарисовать любой результат.

По электоральной географии — регионы разные. И этот процесс на выборах-2016 будет усиливаться. Потому что страна очень разная. Путин хотел бы, чтобы все управлялось как в Чечне, но не получится. Если города проснутся, то для власти может быть неприятный сюрприз.

4 комментария

  1. Игорь:

    Если города проснутся? А если нет?

  2. Горожанин:

    Пропаганда в России создала миф, что это Путин пришел, навел порядок, жить стало лучше. Хотя, понятно, что работает рыночная экономика, а это не заслуга Путина.

  3. Михаил:

    Заслуга у путина одна — наворовал бабла

  4. россияне:

    И дружков сделал миллиардерами

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!