Главная » АКТУАЛЬНО » Измены и перемены

Измены и перемены

16 лет назад таким же жарким летом, как нынешнее, в Вашингтоне вдруг обострился русский вопрос. Вице-президент Эл Гор, избиравшийся в президенты, отвечал в администрации Билла Клинтона за отношения с Россией. Вместе с Виктором Черномырдиным он был сопредседателем американо-российской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. Эту работу он, по мнению республиканцев, совершенно развалил, чем нанес огромный ущерб Америке.

Комиссия к тому времени бездействовала — после знаменитого пируэта Примакова над Атлантикой в марте 1999 года она не собиралась ни разу. Но республиканцы твердили, что поезд идет все по тем же рельсам все в тот же тупик.

Расследовать антинародную российскую политику Гора партия поручила конгрессмену Крису Коксу, который прежде стяжал лавры своим докладом о китайском атомном шпионаже в американских лабораториях. Новое партийное поручение Кокс выполнил и представил публике прекрасно изданный доклад «Путь России к коррупции».

Главу, повествующую о задушевной дружбе двух государственных мужей, Гора и Черномырдина, авторы проиллюстрировали их фотографией на фоне портрета Сталина — оказывается, летом 1996 года они встречались на бывшей сталинской даче.

Из России, утверждал Кокс, можно было сделать то же, что США сделали после Второй мировой войны из Германии и Японии, превратив их из врагов в ближайших союзников с демократическим устройством. Администрация же Клинтона закрывала глаза на все негативные отклонения от своего сценария и тем самым способствовала превращению России в коррумпированный авторитарный агрессивный режим с бывшим агентом КГБ во главе. «В российской внешнеполитической доктрине, которая была опубликовала в 1993 году, — рассказал Кокс, — отношения с Соединенными Штатами характеризовались как стратегическое партнерство и тесный союз. В концепции этого года такое положение отсутствует. И одна из причин состоит в том, что Россия больше не верит в рекомендации Соединенных Штатов и не уважает позицию Соединенных Штатов».

Конгрессмен привел удручающую статистику умонастроений в России: в 1992 году более 70 процентов ее граждан благожелательно относились к США, а в 2000-м их доля составляла лишь 37 процентов.

37 процентов — и в Вашингтоне били тревогу. Что бы сказал Кокс о нынешних 25, которые Левада-центр считает улучшением отношения!

Виновата в этом антиамериканизме, говорил Кокс, администрация Клинтона: это она призывала Россию к «шоковой терапии», ассоциировала себя с непопулярным российским руководством и выдавала за рыночные реформы разграбление национальных богатств под видом приватизации.

Выступление конгрессмена Курта Уэлдона сопровождалось театральными эффектами. Он водрузил на видное место громадную фотографию, изображающую манифестантов перед американским посольством в Москве. Вспомним, говорил он, 92-й год: поверженный коммунизм, Ельцин на танке (это, правда, было в 91-м), Россия выбирает западный путь развития и называет Америку своим другом, партнером и союзником… А теперь? «Тысячи людей собираются у американского посольства в Москве. Они пачкают здание краской, обстреливают его, сжигают американский флаг…» Этого мало: «Был момент, когда посольство советовало американцам, приезжающим в Москву, не говорить на улице по-английски, потому что жители Москвы настроены против нашей страны…» (С тех пор этот древний баян появляется в интернете с завидной регулярностью.)

«А участие России в распространении ракетных и ядерных технологий? — продолжал темпераментный Уэлдон. — Мы знали об этом. Но ничего не сделали! Доказательства?! Вот они, доказательства!» И Уэлдон, гневно блистая очками, распахнул свой кейс, вынул оттуда и поставил на стол два глухо звякнувших металлических цилиндра размером со стакан. «Вот акселератор, вот гироскоп! — указал он пальцем на цилиндры. — Их добыло одно из наших агентств, не будем уточнять какое. Мы перехватили этот товар, сертифицированный российскими институтами, по дороге в Ирак. Не один раз перехватили, не два, а три. И эта администрация не сделала ничего!» Уэлдон убрал улики обратно в кейс и заключил с горькой иронией: «Да ведь русские не дураки. Они очень смышленые люди. Они смотрят и видят внешнюю политику, которая похожа на половую тряпку. Они перестали уважать Америку. И честно говоря, будь я русский, я бы тоже не уважал американских лидеров!»

О читатель, как писали в старинных романах. Неужто эта филиппика ничего не напоминает тебе? Никакого оратора с багровым лицом и соломенным зачесом?

Команда Гора вяло отмахивалась от нападок. Пресс-секретарь Гора заявил, что доклад «не стоит бумаги, на которой напечатан», а бумага эта, между прочим, «приобретена на деньги налогоплательщиков». Риторический вопрос Who lost Russia? сделался дежурным блюдом американского политического дискурса. Вопрос можно было понимать двояко: «Кто потерял Россию?» или «Кто проиграл Россию?»

Тема русской клептократии обрастала все новыми подробностями. Наконец, 11 октября на теледебатах с Гором Буш обвинил правительство Черномырдина (при попустительстве администрации Клинтона) в расхищении кредита МВФ. «Думаю, мы много раз направляли нашу помощь и говорили, что теперь наша совесть чиста, а помощь тратилась не на то, на что следует, и тому недавно появились вопиющие примеры, — сказал он. — Один из них — Россия: мы дали им кредит МВФ, а деньги осели в карманах людей при власти и не помогли стране».

Черномырдин собирался судиться с Бушем, да так и не собрался, весь пар ушел в песок.

Меньше чем через месяц после вступления Джорджа Буша в должность грянул грандиозный шпионский скандал: в США был арестован многолетний агент российской разведки, высокопоставленный сотрудник ФБР Роберт Ханссен, стороны обменялись выдворением дипломатов. Но в середине июня президенты встретились в Любляне, где имел место исторический взгляд Буша в душу Путина. Оказалось, что Путин уже не глава коррумпированного агрессивного режима, а «человек прямой и достойный доверия», который «глубоко предан своей стране и действует в ее интересах».

Со всеми республиканскими критиками российского курса Клинтона-Гора в мгновение ока произошла чудесная метаморфоза. Например, Курт Уэлдон превратился в энергичного сторонника развития отношений с агрессивным режимом. Он организовал и возглавил вместе с российским сопредседателем Константином Косачевым рабочую группу «Конгресс — Дума». Но когда в 2006 году ему подошел срок переизбираться, вдруг грянул гром среди ясного неба: агенты ФБР в один и тот же день провели обыски в шести служебных и частных помещениях Уэлдона в Пенсильвании и Флориде, включая дом его дочери. Оказалось, его энтузиазм далеко не бескорыстен — Курт Уэлдон лоббировал интересы российского военно-промышленного и нефтегазового комплексов и занимался этим, понятное дело, не бесплатно. Уголовные обвинения ему так и не были предъявлены, но с местом в Конгрессе пришлось расстаться.

Нынешняя полемика республиканцев и демократов вокруг русских хакеров и русского влияния на американские выборы в чем-то очень напоминает 16-летней давности историю с Гором и Черномырдиным. Главное сходство — в неподражаемом лицемерии критиков Трампа, откровенно восхищающегося Путиным. В январе 2008 года кандидат в президенты США Хиллари Клинтон сурово критиковала российскую политику Буша, говорила, что у Путина как бывшего агента КГБ «по определению нет души», и делала вид, что не может вспомнить фамилию Медведева, которого называла марионеткой Путина. Став госсекретарем США, Хилари Клинтон учинила «перезагрузку» и после встречи с Медведевым заявляла, что путинская марионетка произвела на нее большое впечатление.

Четыре года спустя уже кандидат республиканцев Митт Ромни обличал бесхребетность администрации Обамы в отношениях с Москвой. На теледебатах президент укорял соперника за то, что он назвал Россию главной геополитической угрозой для США, а тот, напомнив оппоненту его обещание Медведеву проявить после выборов гибкость в вопросе о ПРО, которое он дал, не заметив включенного микрофона, грозил: «Я вижу вещи такими, каковы они есть. И я не собираюсь надевать розовые очки, когда дело идет о России или господине Путине. И я уж точно не намерен говорить ему, что проявлю больше гибкости после выборов. После выборов он от меня увидит больше твердости». Ясно, что и на этот раз мы услышим ту же пластинку: Трамп будет говорить, что он уважать себя заставит, а Хиллари — что она никогда не обольщалась насчет Путина и его режима.

Учитывая особый поворот темы, связанный с хакерским взломом, живо представляю, как где-нибудь в январе будущего года депутат Думы Пушков выпускает доклад «Путь Америки в бездну либерализма и ложных ценностей», публицисты Коротченко и Сатановский яростно спорят в ток-шоу Соловьева о том, кто проиграл (потерял) Америку, а Алексей Навальный разоблачает Кремль в нецелевом расходовании бюджетных средств, которые осели в карманах Трампа, а он взял да и проиграл выборы.

В мире постмодерна возможно все. Или, как говорил герой пьесы Оскара Уайльда «Вера, или Нигилисты«: «В России нет ничего невозможного кроме реформ».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!