Главная » Цивилизация » История » 5 мифов о князе Владимире

5 мифов о князе Владимире

ПостНаука развенчивает научные мифы и объясняет общепринятые заблуждения. Мы попросили наших экспертов прокомментировать популярные мифы о князе Владимире, его семье и Крещении Руси.

Мать князя Владимира была рабыней

Это правда.

По крайней мере, так утверждает летопись. Мы не знаем наверняка историю происхождения матери Владимира. Ее звали Малуша, и она, как тоже говорится в источниках, была милостница или ключница, служанка княгини Ольги. То есть то ли служанка, то ли просто жила на попечении княгини — мы ничего об этом толком не знаем. И кто она была, тоже не знаем, хотя в летописи фигурирует ее родной брат Добрыня. Но тут, конечно, очень важен эпизод, который подробно излагается в летописи. Молодой Владимир, которому все мешал тогда еще живой старший брат Ярополк, решил посвататься к невесте Ярополка, Рогнеде Полоцкой.

В Полоцке княжили не Рюриковичи, а некий князь Рогволод, пришедший «из заморья», и у него была дочь, которая, вообще говоря, собиралась замуж за Ярополка, старшего в семье. Но Владимир перехватил инициативу и посватался к ней. И когда он посватался, Рогнеда ему отказала со словами: «Не хочу разуть робичича». Под выражением разуть робичичаимеется в виду свадебный обряд, когда невеста снимает с жениха обувь. Тут ключевое слово «робичич», то есть сын рабыни. Суффикс -ич-, как в наших отчествах, указывает на происхождение. И вот это уникальное слово, которое употребляет Рогнеда, — робичич — говорит о том, что он, во всяком случае, считался сыном рабыни среди современников. То есть у него было вовсе не чистое происхождение. В то время было иное отношение к внебрачным детям, потому что это все еще происходит до христианства, до Крещения Руси, а как был устроен дохристианский брак у князей, мы не знаем. В ситуации, когда у правителя на стороне родился ребенок, огромное значение играет то, кто мать ребенка. Если она знатная наложница, тогда у этого ребенка высокий статус, а если она безродная служанка, рабыня, то тогда такой бастард не ценился остальными братьями.

Фёдор Успенский
доктор филологических наук, заместитель директора Института славяноведения РАН, ведущий научный сотрудник лаборатории медиевистических исследований НИУ ВШЭ

Князь Владимир хотел принять ислам

Это неправда.

Известно, что, решив отказаться от язычества, мало способствовавшего делу объединения славянских племен и международному престижу, согласно Начальной летописи Владимир стал выбирать новую веру, которая стала бы общей для всех. Примерно в то же время, в 986 году, Русь вела переговоры с Волжской Болгарией, где главной религией было мусульманство. Послы болгар предложили князю принять ислам, но Владимир отверг это предложение, сославшись на непригодные для Руси обычаи. Неприемлемость отказа от алкоголя, который является одной из особенностей ислама, — «Руси есть веселие пити» — связана не с оправданием русского пьянства, а с тем, что «пиры» князя Владимира были способом, а также и местом распределения бюджета.

Наряду с исламом, согласно легенде, Владимир рассматривал и другие религии и, в частности, принимал по этому вопросу папских легатов и послов от хазарских иудеев. Но Владимир понимал, что за этими римскими миссионерами стоит не только папа, но и германский император с его натиском на Восток. А хазарское государство было разрушено еще отцом Владимира, Святославом. И он решил, что иудаизм не годится, потому что он губит ту государственность, где он внедряется в качестве религии. Как известно, Владимир остановил свой выбор на греческом, византийском варианте христианства. Помимо того факта, что к тому времени православие уже было распространено среди княжеской знати, крещение было одним из условий женитьбы Владимира на византийской царевне Анне.

Владимир Петрухин
доктор исторических наук, профессор кафедры истории России средневековья и раннего нового времени факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН

Вместе с христианством на Руси появилась письменность

Это частично правда.

Известно, что славянская письменность в Древней Руси появилась несколько раньше. Она использовалась в великокняжеской канцелярии для международных актов, в богослужебных книгах немногочисленных христианских церквей, в книгах, находившихся в личном пользовании у христианизированной элиты, даже для бытовых нужд. Это подтверждают редкие источники, сохранившиеся от тех далеких времен: мирные договоры с греками 911, 944 и 971 годов, дошедшие только на церковнославянском языке в составе Повести временных лет; свидетельство одного из римских пап о проведении богослужения в Болгарии и на Руси на родном языке, датирующееся десятилетием раньше Крещения Руси; наличие в Киеве и Новгороде до Крещения Руси христианских церквей, упомянутых в русских летописях; надпись середины Х века кириллическими буквами «горунща» на глиняной корчаге, найденной под Смоленском (ее значимость в последнее время подвергается сомнению, но, с нашей точки зрения, новые интерпретации малоубедительны); известие русских, византийских и латинских источников о крещении княгини Ольги и одного из ее родственников, которое, скорее всего, произошло в 955 году. Летописи упоминают и духовника, то есть священника, Ольги, прибывшего с ней в Константинополь. Несомненно, часть придворных также приняла крещение вслед за фактически правящей великой княгиней. Первыми христианскими мучениками на Руси были варяги Феодор и его сын Иоанн, погибшие от рук русских язычников еще до Крещения Руси, вероятно, в 978 году. Это свидетельствует о существовании варяжской христианской общины в Киеве, в которой не могло не быть книг.

На самом деле акт принятия христианства в качестве государственной религии на Руси в 988 году, инициированный князем Владимиром, — это не начало христианизации, а скорее завершение ее первого этапа. Не стоит забывать об Окружном послании константинопольского патриарха Фотия 867 года, которое считается первым известием о проникновении христианства на Русь. Он пишет о добровольном принятии крещения «росами», которых в последних исследованиях уверенно трактуют как выходцев из Киевской Руси. Крещение ее фактической правительницы, княгини Ольги, в 955 году является важной вехой на этом пути. Проникновение христианства и появление славянской письменности неразрывно связаны, поскольку христианство — это религия Книги, а христианское богослужение невозможно без сакральных текстов, требующих записи. Развитие великокняжеского управленческого аппарата и внешнеполитические контакты со странами, имеющими высокоразвитую цивилизацию, прежде всего с Византией, также стимулировали использование на Руси славянской письменности, уже существовавшей у ее западных и южных соседей. Международные документы: мирные договоры, верительные грамоты русских послов, охранные грамоты русских купцов, ежегодно приезжавших в Константинополь, — писались на двух языках, в том числе и на церковнославянском, выступавшем в роли литературного языка Slavia Orthodoxa.

К сожалению, у нас очень мало источников от первоначального периода русского книгописания. От X века ничего не сохранилось, первая датированная рукопись — это Остромирово Евангелие 1056–1057 годов, а все остальное — это гипотезы, которые все же базируются на довольно прочном основании. Нам известно, например, что сразу после крещения князь Владимир собрал детей из знатных семей (до 300 человек) для «обучения книжного» или что в 1037 году князь Ярослав Мудрый, «книгамъ прилежа, почитая часто в день и вь нощи», собрал книжников и велел им переводить с греческого и переписывать книги на «словеньское письмо».

На Руси в XI веке и позднее в качестве основного алфавита использовали кириллический. Однако, помимо кириллицы, на Руси знали и другой славянский алфавит, созданный первоучителями Кириллом и Мефодием, — глаголицу. Насколько активно она использовалась в X — первой половине XI века, сказать сложно, поскольку источников от этого времени не сохранилось. В источниках второй половины XI — XII века глаголица находится уже на периферии. Мы видим ее, как правило, либо в виде граффити на стенах церквей, либо в небольших записях на полях кириллических книг, но мы не знаем ни одной древнерусской книги, написанной глаголицей. Она использовалась в качестве тайнописи или в инициалах для красоты. Из записей на книгах глаголица в основном уходит в середине XII века, граффити на стенах исчезают немного позднее.

Елена Уханова
кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник, хранитель отдела рукописей Государственного исторического музея

Князь Владимир первый придумал крестить Русь

Это неправда.

Первой крестить Русь пыталась бабка Владимира, княгиня Ольга, но элита — ее сын, князь Святослав, и его дружина — отвергла попытку, рассчитывая решить государственные задачи силой оружия. Святослав потерпел поражение в политике экспансии, что предопределило более гибкую конфессиональную политику Владимира — выбор веры, которая подняла бы международный престиж государства и способствовала бы его сплочению. Известия о более раннем, так называемом Аскольдовом крещении Руси в IX веке легендарны: они связаны со стремлением византийского патриарха Фотия продемонстрировать победоносную политику Византии после разорительного набега Руси на Царьград в 860 году.

Вообще говоря, греки не очень активно занимались миссионерством. Кирилл и Мефодий, наши культурные герои, которые дали нам письменность, — это, по сути, единственный, хотя и самый яркий эпизод нашей совместной славяно-греческой истории. А вот крестить агрессивную Русь, которая собирала бесконечные армии и периодически штурмовала Константинополь с целью ограбления, греки не очень-то и собирались. А тут нужно было крестить всю Русскую землю, объяснять славянам, что им надо креститься. Владимиру Святому, уже носившему славянское имя и прогнавшему прочь варягов, которые собирались идти войной на Царьград, нужен был мир, чтобы провести христианизацию.

Владимир Петрухин
доктор исторических наук, профессор кафедры истории России средневековья и раннего нового времени факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН

Князь Владимир специально разжигал семейные междоусобицы

Это частично правда.

Отчасти это верно, если иметь в виду, что он, например, был виновником смерти своего старшего брата, Ярополка. Какое-то историческое зерно в этом, безусловно, есть. У Владимира была определенная генеалогическая ущербность: он был сыном рабыни. Его даже летописи называют робичичем, то есть сыном служанки или сыном рабыни Малуши. Мы не знаем, как был устроен брак в дохристианское время, но важно, что он сын Святослава, так сказать, от случайной связи. И, видимо, эту генеалогическую ущербность он так или иначе ощущал, хотя отец его вроде бы ничем не обделял, пока был жив, он дал ему на княжение Новгород. Но тем не менее он всегда был в семье в позиции, так сказать, немного неполноценной. Это, конечно, придавало ему, как часто бывает в таких случаях, дополнительную силу и энергию. В частности, он, говоря современным языком, заказал убийство своего брата Ярополка, киевского князя. Кончилось дело тем, что он остался единственным представителем потомков Святослава Игоревича, поскольку другой его брат тоже погиб в междоусобной борьбе — не по вине Владимира, но погиб. В общем, из трех братьев в конце концов остался один Владимир, который стал единовластным правителем.

Есть мнение, что он хотел изменить порядок престолонаследия, но это очень сложный, дискуссионный вопрос. Сыновей у него было огромное количество, что определялось его любвеобилием, о чем тоже говорится в летописи. Есть гипотезы, согласно которым он действительно хотел поменять порядок престолонаследия и передать власть не своему старшему сыну, Святополку Окаянному. Еще большой вопрос — его ли сын Святополк, потому что тут тоже сложная внутрисемейная ситуация, которую можно понять таким образом, что Святополк был его племянником, а не сыном. Но, так или иначе, Святополк был старший, и, по идее, после смерти Владимира все должно было перейти к нему.

И есть такие гипотезы, довольно обоснованные, что Владимир пытался передать власть другим сыновьям, в частности младшему, Борису. Из-за этого в 1015 году, сразу после смерти Владимира, разгорелась междоусобная борьба, в которой участвовали его потомки. Боролись Ярослав Мудрый, Святополк Окаянный и первые русские святые Борис и Глеб, которые пали жертвами этой междоусобной борьбы. Это только одна из версий, одна из гипотез, что он хотел передать власть именно Борису. Других версий тоже немало. Есть гипотеза, что порядок престолонаследия он не менял, но коллизия была в том, что когда Владимир умер в 1015 году, то очень забеспокоился Святополк, будущий Святополк Окаянный. Неважно, чей он сын: Ярополка, брата Владимира, или самого Владимира — это в точности не известно. Но он очень беспокоился, потому что он старший и, по идее, все должно было перейти к нему. Но против этого выступил Ярослав, и в конце концов именно он оказался победителем во всех этих междоусобицах и схватке за власть.

Фёдор Успенский
доктор филологических наук, заместитель директора Института славяноведения РАН, ведущий научный сотрудник лаборатории медиевистических исследований НИУ ВШЭ.
Источник postnauka.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!