Главная » В РОССИИ » Беглый критик Кадырова надеется найти у главы Чечни защиту от его подчиненных

Беглый критик Кадырова надеется найти у главы Чечни защиту от его подчиненных

Житель аварского села Кенхи в Шаройском районе Чечни Рамазан Джалалдинов, который в мае пожаловался Владимиру Путину на местные власти, а затем остался без дома и пропал, рассказал правозащитнице Светлане Ганнушкиной, что заставило его бежать из родного села, скрываясь от полицейского оцепления. «Новая газета» приводит его рассказ, отмечая, что чеченские власти нарушили условия договора с Джалалдиновым, однако знаменитый кенхинец надеется добиться справедливости у главы Чечни.

Изданию стало известно, что чеченские власти обещали Рамазану Джалалдинову и его семье неприкосновенность и отказ от всех преследований поддержавших его односельчан. Также жителям Кенхи обещали в полном объеме выплатить положенные компенсациям. А МВД по Чечне взялось из внебюджетных средств профинансировать восстановление сожженного дома, который семья Джалалдинова снимала у односельчанина, и компенсировать его хозяину моральный вред.

Переговоры, по условиям которых Джалалдинов обещал отказаться от публичной критики и извинился перед Рамзанов Кадыровым, проходили при посредничестве дагестанской независимой газеты «Черновик» и гарантиях одного из самых авторитетных религиозных деятелей Дагестана — Хас-Магомеда Абубакарова. Ответственным за исполнение условий соглашения был назначен первый заместитель министра МВД по ЧР Апти Алаудинов. Однако когда таинственно исчезнувший кенхинец вышел на связь, он рассказал, что именно Алаудинов пригласил его на встречу и пригрозил, что если аварец «не перестанет поднимать проблемы своего села», то его «постигнет та же участь, что и убитых Ямадаевых, правозащитницу Наталью Эстемирову и политика Бориса Немцова».

После встречи, как рассказал Джалалдинов правозащитнице Светлане Ганнушкиной, у него и его сына отобрали паспорта, а телефон скинули в пропасть. Село Кенхи взяли под усиленную охрану, выставив посты полиции. Несмотря на это, утверждает Джалалдинов, ему удалось незаметно выехать из села. Затем он, рискуя жизнью, перешел горный перевал Чентык, соединяющий Чечню с Дагестаном.

Как сообщалось, в ночь исчезновения критика чеченских властей его начали искать в Чечне, обыскивая дома односельчан с угрозами. Семью аварца взяли на круглосуточный контроль, который включает отслеживание всех контактов с внешним миром. Коме того, по данным Ганнушкиной, были активизированы поиски Джалалдинова в Дагестане, его родственников в республике начали вызывать в Чечню на допросы. Полицейские начали дежурить и у редакции газеты «Черновик».

«Новая газета» сообщает, что уполномоченный по правам человека при главе Чечни и прокурор республики были в курсе исчезновения Джалалдинова с первого дня, и отмечает, что их публичные выступления по этому поводу спустя два дня выглядят как дань резонансу, который вызвала эта новость.

«Ограничение гарантированной Конституцией свободы передвижения Джалалдинова напрямую связано с попыткой запретить ему донести до главы Чечни информацию о том, что происходит в селе Кенхи. В частности, информацию о том, что первый заместитель министра МВД Чечни Апти Алаудинов нарушает данные Джалалдинову и кенхинцам обещания», — приводит «Новая газета» комментарий Ганнушкиной, поясняя, что речь идет о выплатах компенсаций за разрушенные во время войны и из-за оползней дома.

Джалалдинова признали виновным в клевете в обращении к Путину

Несмотря на обещание о прекращении уголовного преследования аварца и поддержавших его односельчан, в системе ГАС «Выборы» находится приговор Джалалдинову, вынесенный судьей Шатойского райсуда. 11 августа 2016 года кенхинца судили за его апрельское обращение к президенту РФ и признали виновным в клевете. Односельчанина Джалалдинова Саидмагомеда Насибова, который общался с журналистами «Дождя» и подтвердил справедливость критики, осудили за хранение наркотиков.

«Прекращение уголовного преследования своего односельчанина было одним из главных условий, которое выдвинул Рамазан Джалалдинов при заключении сделки. Эту сделку предложили сами чеченские власти. Ее гарантировал уважаемый дагестанский религиозный деятель. Вообще-то такие соглашения на Кавказе нарушать не принято. Эти два приговора показывают, чего стоит слово Рамзана Кадырова. Однако Рамазан Джалалдинов ему еще верит», — резюмирует газета.

Джалалдинов в видеообращении к Путину в начале апреля и жалобе генпрокурору Юрию Чайке в начале мая утверждал, что местные чиновники отнимают у жителей значительную часть компенсаций за разрушенное во время второй чеченской кампании жилье, удерживают зарплату бюджетников и в целом устраняются от помощи людям.

13 мая дом Джалалдинова в селе Кенхи был сожжен. По словам его супруги, в тот день некие люди в масках зашли в их жилище, посадили ее и детей в машину, после чего «бросили их под мостом» и подожгли дом. По версии Рамзана Кадырова, Джалалдинов свой дом сжег сам, чтобы выставить местные власти в негативном свете.

30 мая телеканал «Грозный» показал видео с извинениями Джалалдинова перед Кадыровым за критику в его адрес и «провоцирование народа», назвав свои действия «очень большой ошибкой». Аварец, бежавший из Чечни и постоянно менявший места ночевки, чтобы его не похитили и не «отвезли к Кадырову», объявил, что возвращается в родное село.

Между тем Джалалдинов утверждал, что первую жалобу президенту написал еще в 2006 году, а в 2007 году его за это осудили на два с половиной года условно. После второй жалобы его арестовали на 13 суток, заломив руки и бросив в подвал. В 2011 году его наказали за сопротивление властям на пять лет условно, но затем изменили приговор на три года общего режима. Впоследствии срок был сокращен до 1,5 года, сообщал Джалалдинов.

newsru.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!