Главная » АКТУАЛЬНО » Обитатели дома престарелых в Якутске: «Господин президент, отобедайте с нами!»

Обитатели дома престарелых в Якутске: «Господин президент, отобедайте с нами!»

Со слов обитателей Республиканский дом-интернат для престарелых и инвалидов Анатолия Степанова, Василия Дьяконова, Николая Спиридонова и других записала Галина Мохначевская. Опубликовано на сайте КПРФ Якутии.
…На первый взгляд, все хорошо. Но часто люди уходят отсюда со словами: “Нет, в интернате невозможно жить!”. В первую очередь мы страдаем от некачественного питания. Почти всегда ходим полуголодные, особенно по вечерам.После шести вечера друг у друга выпрашиваем корочку хлеба.Наш рацион очень скудный. Утром обычно дают кашу, как правило, без сахара и масла. Сегодня, например, утром ели практически сырую манную кашу, к тому же без соли. Четырьмя граммами масла не помажешь даже кусочек хлеба.

После завтрака сразу мучительно начинаем ждать так называемого обеда. В час дня, как только раздается звонок, режущий слух как на зоне, мы всей гурьбой, словно стадо овечек, спотыкаясь и толкаясь, бежим в столовую. Многим не хватает терпения есть суп ложкой — жадно выхлебывают прямо из тарелки через край, а что остается на дне — кусочек картошки или немного лапши — глотают одним взмахом ложки. И в общей сложности наш обед длится не более пяти минут. В душе стыдно, что нас вот так превратили в животных. В такие минуты невыносимо смотреть друг другу в глаза. Но что поделаешь… Кто-то же довел нас до этого состояния.

Обычно в обед, как упомянули выше, бывает жидкий суп из ничего. Иногда готовят борщ из картошки, свеклы и двух кусочков моркови. Его, как правило, готовят без капусты, томатов и лука. Естественно, овощи не зажаривают. На второе — две ложки сухого риса и три-четыре малюсеньких кусочка непонятного мяса. Редко потчуют тефтелями: у одной поварихи они получаются на два-три укуса, а у другой — еще меньше.

На полдник — один блин, холодный чай без сахара. Кстати, сахар в интернате в большом дефиците, его никогда не покупают, видимо. На ужин порой вместо каши дают кусочек вареной рыбы, естественно, не первой свежести…

Меню, конечно, не составляется и не вывешивается возле столовой. Пробу с приготовленной еды никто не снимает. Думаем, это обязанность медсестры или врача.

Считаем, что мы, пациенты интерната, должны знать норму продуктов на одного человека: сколько полагается сахара, хлеба, масла, мяса, овощей, макарон, мучных изделий, фруктов (последних вообще нет в нашем рационе) и т.д. Правда, в последнюю неделю диабетчикам стали давать по яблоку.

Вот и получается, что мы практически каждый день уходим со столовой голодные. Проходя мимо бака с хлебом, втихаря хватаем по нескольку кусочков и пихаем в карманы — так мы запасаемся хоть чем-то на нескончаемые скучные вечера… Почему-то вечерами особенно хочется кушать.

Мужики, побывавшие в заключении, говорят, что там кормят намного лучше, иначе могут устроить бунт. А у нас нельзя — еще выгонят.

“Знатоки” рассказывают, что для нас, интернатчиков, где-то содержат коз и свиней, но мяса и денег от этого подсобного хозяйства не видим. В нашем интернате для инвалидов и престарелых, кажется, в основном работают приближенные люди начальства — многочисленная родня. Поэтому правды не добьешься — друг друга покрывают. Для своих коз и свиней вывозят все, что не едят старики.

От постоянного чувства голода спасает буфет, хотя цены там умопомрачительные. Большинство из нас не имеет лишних денег, ведь 75 процентов пенсии удерживают дескать на питание и обеспечение одеждой. Обычно мы, записываясь в “черную книгу”, в долг берем китайскую лапшу быстрого приготовления и молочные продукты. Но, к сожалению, в мгновение ока набегает большой долг и наступают месяцы натуральной голодовки. До слез больно смотреть на бабушку с трясущимися руками, вымаливающую в долг жалкий кусочек аппетитной колбасы…

Люди здесь часто умирают. Конечно, можно ссылаться на старческий возраст и множество болячек, но мы же видим, что многие уходят в мир иной от недоедания и обезвоживания.

Вдвойне кощунственно, когда наше начальство в соседнем доме — балагане — демонстративно устраивает для себя и своих гостей пир горой. Мы, вечно голодные и холодные, молча наблюдаем за их пиршеством, как они пьют и гуляют, и со слезами на глазах, даваясь баландой, только вдыхаем вкуснейшие запахи дефицитных яств.

Руководители интерната знают, кого надо подкармливать и задабривать, и про свой карман , наверное, тоже не забывают. На столе у нас, то есть их подопечных, старых больных людей, практически ничего нет, а они преспокойно отдыхают на курортах, ездят за границу, устраивают гулянья…

Мы просим Президента РФ Владимира Путина, главу Якутии Егора Борисова, депутатов Госдумы, Ил Тумэна и чиновников из Министерства социальной защиты уменьшить размер удерживаемой суммы с наших пенсий, так как мы слишком много отдаем в лапы этим нелюдям — 75 %. Взимали хотя бы 60%. Тем более, нам одежду не покупают. Пальто, кофты, белье и прочее нам приносят из церкви, иногда добрые люди отдают.

Зима в суровой Якутии обещает быть очень холодной. Уже сейчас в комнатах гуляют сквозняки, а одеяла не у всех теплые, матрасы у некоторых до того тонкие, что утром на теле отпечатываются следы от железной кровати. Меховые унты, даже валенки, тоже в большом дефиците, постоянно носим чьи-то обноски.

Мы раньше жили и работали в интернациональных коллективах. А здесь немногочисленных русских стариков притесняют. Конечно, нехорошо об этом писать, еще скажут, что сеют национальную рознь. Но ни для кого не секрет, что повара и нянечки — неграмотные люди из деревень, зато все они, по всей видимости, — родственники начальства, поэтому они что хотят, то и творят.

Господин Путин, персонально приглашаем вас отведать нашей еды. Отобедайте, пожалуйста, с нами! Очень ждем. А еще просим организовать проверку: правильно ли расходуются государственные средства, выделенные на наше содержание.

Если все дела в нашем интернате ведутся правильно, то нам остается только смириться и дальше влачить жалкое существование, тихо плача в подушку ночами.

Мы свои фамилии изменили. Почему? За данное письмо нас могут запросто выкинуть на улицу. А куда мы пойдем в стужу и без того обиженные судьбой, злыми равнодушными людьми и бестолковой властью? В случае чего, защитите нас от возможных репрессивных действий “хозяев” интерната.

Это не первое наше письмо. До этого наши ветераны отправляли жалобы в Прокуратуру РС(Я), Министерство социальной защиты и труда республики. Но воз и ныне там. А те, кто писал и открыто начинал выступать, куда-то бесследно исчезли. Есть слухи, что их увезли в Томмотскую психбольницу. Правда ли — не знаем…

Первый секретарь Якутского рескома КПРФ Виктор Губарев во время выборной кампании в Госдуму совершенно правильно сказал: “Как голосуем, так и живем”. Ведь многие интернатчики, живя впроголодь, голосовали за своих же «душегубов»-единороссов, прекрасно зная, что социальные пенсии нынче проиндексируют лишь на 2,6%. Лишь бы не было войны… Вот и получается, что мы теперь завидуем собаке Путина…

Якутск, ул. Бекетова, 6.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!