Главная » главные новости » Комментарий: Страна, которую не украли

Комментарий: Страна, которую не украли

Миф о злодейском уничтожении СССР Борисом Ельциным, Леонидом Кравчуком и Станиславом Шушкевичем в Вискулях, охотничьей усадьбе, расположенной в Беловежской пуще, — один из самых стойких в сегодняшней России. Случившееся 8 декабря 1991 года обросло разного рода подробностями, вроде легенды о повальном пьянстве участников «беловежского сговора», которые якобы не понимали, что делают.

Свидетельство о смерти СССР

На самом деле три руководителя трех республик собрались, чтобы подписать свидетельство об уже свершившейся смерти Советского Союза. К началу декабря он существовал во многом только на бумаге. Последний шанс сохранить союз хоть в какой-то форме был упущен из-за путчистов из ГКЧП. Именно их попытка захватить власть в стране похоронила новый Союзный договор, который президент Михаил Горбачев и республиканские лидеры должны были подписать в последнюю декаду августа.

Спустя 25 лет, пожалуй, ясно, что и этот договор едва ли остановил бы процесс распада советской империи, разве что немного замедлил бы его. Тогдашний глава Литвы Витаутас Ландсбергис в переписке со мной довольно емко суммировал события 1991 года: «Балтийские государства уже объявили, что не состоят в союзе и не будут подписывать никакого нового договора; той же линии держались республики Закавказья, среди них Грузия, вслед за тремя балтийскими государствами объявившая о своей полной независимости.

В поведении Кремля проявлялось двуличие: объявили о подписании нового Союзного договора от силы восемью республиками (Украина добилась отсрочки на несколько месяцев), а к нему, чтобы наказать Ельцина, намеревались приклеить «субъектами союза» Татарстан и Чечню; Горбачев махнул рукой на этот проект и отправился в отпуск в Крым. Он видимо, знал, что готовится военно-коммунистический переворот. В Кремле рассчитывали, что сохранят империю, подавят балтийцев, кавказцев и украинцев … Но путч (ГКЧП. — Ред.) не вызвал никакого энтузиазма даже в армии, москвичи вышли на улицы за Ельцина и демократию, Горбачев вернулся из отпуска в другую страну. Последовала беловежская развязка».

Последние месяцы 1991 года я прекрасно помню. Честно говоря, общество тогда едва заметило беловежские соглашения. Более того, многим тогда казалось, что хоть какие-то действия лучше того полного паралича союзной власти, при котором мы жили не первый месяц. Когда проводишь большую часть времени в поисках продуктов или ломишься в магазин, чтобы отоварить талоны на водку, сахар или сигареты (о чем сегодня большинство граждан России, кажется, забыли), хоть какая-то определенность предпочтительнее бесконечной неизвестности и хаоса. Именно хаос царил тогда на просторах умиравшего СССР. Так что сегодняшняя глубокая убежденность большинства россиян, что союз не только нужно, но и можно было сохранить, просто-напросто противоречит историческим фактам.

Смерть в очереди

Трудно отрицать, что два раза в течение одного века пережить распад государства без серьезной психологической травмы ни одно общество не может. Злорадствовать по этому поводу не стоит. Россияне сегодня идеализируют Советский Союз, который они помнят.

Но вообще-то, это было государство забитых людей с очень скромными желаниями, общество аппаратчиков и фарцовщиков, «Мелодий и ритмов зарубежной эстрады» на ТВ и распухшего ВПК, старческого Политбюро ЦК КПСС и блата. С точки зрения современного жителя России, гражданская война, ГУЛАГ, голод, еще одна война, мировая, к которой были не готовы, остаются в далеком прошлом и как будто не имеют никакого отношения к «стране, которую у нас украли».

На самом деле имеют, и самое прямое. Тихая, скучная, относительно спокойная эпоха застоя стала реакцией на ужасы ленинско-сталинского СССР, временем осознания того, что коммунистический эксперимент не удался. В идею создания «нового общества», ради которой были принесены в жертву десятки миллионов жизней, перестали верить. Смысла в существовании Советского Союза с самого момента окончания хрущевской оттепели уже не было. Он умер в очередях за колбасой и другим дефицитом.

«И Российская империя, и Советский Союз распадались из-за слабости верховной власти, а не потому что с ними самими было что-то не так» — вот главная мысль новой исторической доктрины по версии Путина и Мединского. Вывод: подчиняться власти — значит беречь страну. Боюсь, урок распада СССР российские верхи так и не выучили. Они думают, что историю можно обмануть и переиграть. Декларируют прагматизм, оставаясь чистой воды романтиками. Это чревато новыми политическими ошибками.

В отличие от них, Ельцин, Шушкевич и Кравчук оказались реалистами. Они сделали решительный шаг в будущее. Оно оказалось не таким радужным, как казалось четверть века назад. Но шанс стать свободными людьми по-прежнему с нами.

Главное понять: никто ни у кого не крал страну. Просто иначе не могло быть.

Konstantin von Eggert

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!