Главная » В РОССИИ » В Москве полицейские отобрали годовалую дочь у гражданки Узбекистана

В Москве полицейские отобрали годовалую дочь у гражданки Узбекистана

В Москве у гражданки Узбекистана Нилуфар Мамасаидовой накануне Нового года сотрудники полиции забрали годовалую дочь. Уже десять дней Манижа находится в инфекционной отделении первой городской больницы, к ней не пускают мать. Представитель Нилуфар Мамасаидовой юрист-правозащитник Бахром Исмаилов рассказал Открытой России, какие меры сейчас принимаются для воссоединения матери с дочкой.

25 декабря 2016 года в квартире, где находилась Нилуфар Мамасаидова, произошла кража. Среди украденных вещей были документы женщины и ее дочери. Когда Нилуфар обратилась в ОВД Кунцево по факту кражи, сотрудники полиции изъяли годовалую девочку у матери, объяснив это отсутствием документов. Нилуфар указала сотрудникам на тот факт, что документы были украдены, но вместо розыска преступников полицейские изъяли ребенка, а мать поместили в ИВС РОВД «Кунцево» на трое суток.

«Говорят, что по инструкции полицейские сделали все правильно, ― объясняет Бахром Исмаилов. ― Хотя они могли применить право по-другому: могли сослаться на косвенные доказательства, совместные фотографии матери и ребенка в телефоне, свидетельские показания, что этот ребенок ― ее ребенок, и не принимать решения об изъятии ребенка. Потому что сотрудники полиции должны были понимать последствия разлучения матери и годовалого грудного ребенка. При этом саму мать закрыли на трое суток в отделе Кунцево. Когда участковый решил отвести ее в суд, судья сказал „Вы что? Я судить ее не буду, вы не имели права ее задерживать“. Материалы вернули участковому, тот был вынужден ее отпустить, а оформили это все так, будто она трое суток добровольно находилась в отделении. Я думаю, прокуратура проверку и даст оценку».

Сейчас Манижа находится в инфекционном отделении первой городской больницы, к девочке не пускают мать, она постоянно плачет, рассказывает правозащитник:
«Самое страшное в этой ситуации, что этот ребенок грудничок, его разлучили с матерью. Уже одиннадцатый день ребенок один в палате лежит, мать тут при смерти. Вопрос о просроченной регистрации матери ― второстепенный. Нам сейчас главное ребенка вернуть, матери передать, чтобы их состояние пришло в норму. Наша задача сейчас, чтобы она получила хотя бы доступ к ребенку, потому что в больницу к дочке ее не пускают. Условия там, возможно, нормальные, но с психологической точки зрения ― это очень жесткая травма для ребенка. Она все время плачет, не ест, теряет в весе и зовет мать. Разорвать связь между матерью и ребенком ― это ужасно. А что дальше будет: уезжает она на родину или ее депортируют — это другой вопрос. Да и поиском преступников, укравших документы, в полиции сейчас, скорее всего, никто не занимается. Да и нас это не так сильно интересует».

Нилуфар Мамасаидова и ее дочь Манижа. Фото: Бахром Исмаилов / facebook
Нилуфар Мамасаидова и ее дочь Манижа. Фото: Бахром Исмаилов / facebook

Если бы документы украли у русской семьи, ребенка не отобрали бы, считает Исмаилов. Поскольку Нилуфар является иностранным лицом, и у нее нет постоянной регистрации, полицейские приняли решение изъять ребенка.

«Без документов иностранный гражданин должен обращаться в посольство своей страны, консульства, получать документы о возвращении, ― комментирует Исмаилов. ― Это очень сложно и долго. Я прервал свои выходные. Сейчас мы находимся в посольстве республики Узбекистан, ждем, когда нам выдадут документы. Осложняется ситуация тем, что у нее отсутствует даже копия паспорта. Сейчас пытаемся через Узбекистан восстановить документы, чтобы ей их выдали на руки как можно быстрее. Самый плохой исход, который возможен — ребенок умрет, как это было в позапрошлом году, когда умер пятимесячный Умарали Назаров».

В октябре 2015 года у 21-летней гражданки Таджикистана Зарины Юнусовой был изъят ребенок из-за просроченной регистрации. Тогда пятимесячного Умарали Назарова оформили как «подкинутого», несмотря на наличие свидетельства о рождении и паспортов родителей. Ребенок поступил в Медцентр имени Цимбалина в Петербурге, где спустя десять часов скончался от цитомегаловирусной инфекции. Уголовное дело по статье «причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей», возбужденное по факту гибели малыша было закрыто спустя год «в связи с отсутствием события преступления».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!