Главная » В РОССИИ » Гонорар за «посидеть возле Путина»

Гонорар за «посидеть возле Путина»

В огромной центральной статье про «Трампа, Путина и новую холодную войну» из последнего номера «Нью-Йоркера», того самого, знаменитого, с русским логотипом и Путиным на обложке (я ее еще целиком не прочел), говорится уже как о вполне известном факте, что генерал Майкл Флинн согласился на свое историческое публичное сидение за одним столом с Путиным на юбилее Рашитудэй, — не просто так, а за деньги: ему заплатили за этот ужин 40 000 долларов.

На самом деле цифра впервые появилась в том же «Нью Йоркере» неделей раньше, со ссылкой на «источник, знакомый с контрактом». А сам факт получения гонорара Флинн впервые подтвердил еще в августе 2016 в интервью «Вашингтон посту». Но сумму он тогда отказался назвать: просто сказал — «Я дорого стою».

По словам Флинна, ангажемент, переданный ему через агентское бюро, организующего его публичные выступления, заключался в том, чтобы дать интервью корреспонденту RT Софико Шеварднадзе, причем, публично, перед залом в 200 человек. Флинн и дал: говорил что-то серьезное про радикальный исламизм, Иран, ситуацию на Ближнем Востоке… А потом, как и было оговорено в контракте, сел за стол к Путину. Корреспондент «Нью Йоркера» добрался до еще одного гостя, присутствовавшего за тем же столом — бывшего министра иностранных дел Чехии Кирилла Свободы — и тот сказал, что разговора между Флинном и Путиным фактически никакого не было, а был только обмен дежурными приветственными репликами: «Kak vashi dela? — Shto novovo? — Khorosho.»

Совершенно очевидно, что ни за какие интервью никто и нигде никому не платит по 40 000 долларов (платят за публичные лекции — и иногда гораздо больше — но это не тот случай). То есть это был гонорар именно за «посидеть возле Путина» — так, чтоб можно было это снять на фото и видео. И потом при случае выдать на публику. Даже не «поговорить с Путиным». А просто — поторговать лицом для Путина.

В нью-йоркеровской статье процитировано письмо, которое послала Флинну одна из его бывших сотрудниц, умоляя тогда в Москву не ехать, поскольку он так дискредитирует и себя, и «тех, кого называют людьми Флинна». Но Флинн ответил, что «понимает, что делает».

Почему нам важно это все знать?

Потому что это еще один аргумент к давнему разговору о фанатическом религиозном поклонении Путина деньгам и о страстной его уверенности в том, что в мире покупается абсолютно всё и продаются абсолютно все. И как было однажды сказано: «Если вам отвечают, что это не для продажи,- значит вы пока еще просто не предложили правильную цену».

Путин тщательно коллекционирует эти случаи удачных покупок. Они ему нужны для укрепления в своей вере. И для уверенности в переговорах со следующими покупаемыми.

Ну и главное — для цельности картины мира: все, что делается — делается забабло. Никаких других мотивов у человечества нет. Нет и никаких других объяснений для всего сущего. «Если это произошло — значит за это кто-нибудь заплатил».

И вот он перебирает свои камушки:
Купил действующего канцлера Германии — за зарплату в Газпроме.
Купил действующего президента Франции — за миллиардный контракт с «Мистралями».
Купил действующего премьера Италии — за много-много bonga-bonga в России и за пару имений в Сардинии.
Купил на корню весь Международный олимпийский комитет.
Купил с потрохами всю ФИФА.

Ну и по мелочи там…

Вот теперь еще выяснил текущие цены на трехзвездного американского генерала из разведки: оказалось — сорок тысяч. Недорого, в сущности. Какая-нибудь «трешка» BMW в московском автосалоне, да и то в базовой комплектации.

Вот он так и за Крым намеревался просто заплатить, да и все: разом бы успокоились и заулыбались опять. Но вот только не нашел пока, кому. Ищет, ищет.

Сергей Пархоменко

На фото обведены генерал Майкл Флинн (сидел возле Путина) и кандидат от Партии зеленых в президенты США — Джилл Стейн (сидит возле Пескова)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!