Главная » Блогосфера » Кремлевские метания

Кремлевские метания

Полоса неудач, преследующая Кремль после аннексии Крыма, продолжается, хотя еще пару недель назад казалось, что свет в конце туннеля все-таки появился. По просьбе Путина Дональд Трамп 10 мая принял министра Лаврова, и после беседы оба выглядели очень довольными. Но, как поют в России, «недолго длилось счастье это». Лавров зачем-то привел с собой в Белый дом российского посла в США Кисляка, который в Вашингтоне крайне непопулярен: у американцев стало приметой, что пообщавшихся с ним ждут крупные неприятности. И подтверждение не заставило себя ждать. Через неделю после встречи Трампа с Лавровым был назначен специальный прокурор «по России», бывший директор ФБР Роберт Мюллер. Ему поручено расследовать вмешательство Москвы в президентские выборы 2016 года, «любые связи или координацию» между Россией и лицами, связанными с предвыборным штабом Трампа, и любые иные вопросы, возникающие в процессе расследования.

Специальный прокурор назначается, когда есть весомые основания предполагать, что было совершено преступление. Конкретно Трампа могут обвинить в препятствовании осуществлению правосудия, что грозит импичментом. По словам бывшего директора ФБР Коми, Трамп просил его прекратить расследование в отношении генерала Флинна, подозреваемого в по меньшей мере сомнительных связях с Москвой. Коми не соглашался и, как считают многие, именно поэтому был отправлен в отставку. Сам Трамп, поданным американской прессы, поведал Лаврову: он «только что уволил главу ФБР. Он был сумасшедшим, настоящим чокнутым. Я испытывал огромное давление из-за России. Это закончилось». Тут остается только развести руками. Еще в Древнем Риме знали, что «язык мой – враг мой». На самом же деле проблемы для Трампа только начинаются.

В Кремле, видимо, это поняли и стали лихорадочно искать других кандидатов в лучшие друзья и другие возможности прорвать международную изоляцию. 18 мая 2017 года, на следующий день после назначения в США спецпрокурора, Путин позвонил новому президенту Франции Эммануэлю Макрону и напросился в гости. Ему срочно понадобилось открыть выставку, посвященную 300-летию поездки Петра I во Францию, а заодно обсудить с Макроном ситуацию в Сирии, в Украине и другие острые международные проблемы. В Елисейском дворце, по-видимому, решили, что президенту не с руки начинать свою деятельность с международного скандала. Объявлено, что Макрон примет Путина в Версальском дворце и вместе с ним откроет выставку.

Будут ли два президента обсуждать международные проблемы, и сколько времени на это выделит Макрон, сказать трудно. Но если такое обсуждение и состоится, то наверняка сведется к повторению давно известных позиций. Встречи на высшем уровне, приносящие реальные результаты, готовятся месяцами, требуют взаимных уступок и длительного согласования формулировок итоговых документов. Ничего этого за полторы недели до поездки Путина в Париж подготовить невозможно. Кремлю остается только надеяться, что Макрон заглянет Путину в глаза, увидит мятущуюся и загадочную русскую душу и преисполнится к нему доверием. Или сработает традиционное голлистское доброжелательное отношение к России. Де Голль был благодарен Сталину за то, что тот настоял на включении Франции в число держав-победительниц во Второй мировой войне, хотя особых оснований для этого, честно говоря, не было. Правда, Макрону благодарить Путина не за что.

Элита может простить диктатору многие преступления до тех пор, пока ему везет, но не прощает ошибок и начинает искать замену, как только вождю изменяют везение и удача

Однако, как бы ни сложились у Москвы отношения с Парижем, без ухода из Донбасса и отказа от поддержки Асада надеяться на реальное улучшение отношений России с Западом и отмену санкций Кремлю не приходится. Но для Путина это невозможно: любой маневр в этом направлении видится ему капитуляцией и недопустимой потерей лица. Остается создавать видимость, что потихоньку, шаг за шагом Россия выбирается из изоляции, что появляется надежда на смягчение санкций. Этому в Кремле придают особое значение. Ведь президентские выборы не за горами, а предъявить избирателям какие-либо заметные успехи не получается. Их просто нет. Жизненный уровень медленно, но неуклонно падает. Экономика в стагнации. Цены на нефть колеблются в интервале от 50 до 55 долларов за баррель и подниматься не собираются. Политологи и социологи единодушны в том, что население, хотя и одобряет захват Крыма, но уже привыкло к тому, что «Крым наш», и восхищаться этим устало. В массах, особенно среди молодежи, растет ощущение глубокой несправедливости и аморальности существующей системы. А ведь именно молодежь часто становилась движущей силой массового протеста и падения авторитарных режимов на Ближнем Востоке. Набирает очки Алексей Навальный, занявший нишу единственной альтернативы нынешней власти. Предсказать, как политическая ситуация в России сложится к весне будущего года, невозможно. Сценарии могут быть самые разные: от сравнительно благоприятных для Кремля до самых острых, включая массовые протесты, переходящие в российский майдан. Но в целом обстановка вокруг Путина осложняется.

Немудрено, что ради прорыва он теперь готов на многое. Обращение к Макрону было для российского президента унизительным. Сам он открыто поддерживал Марин Ле Пен, кремлевские хакеры вмешивались на ее стороне в президентскую кампанию, а прокремлевская пресса соревновалась, кто напишет о Макроне больше гадостей. То, что Путин попросил нового французского лидера о встрече, как нельзя лучше свидетельствует о его озабоченности своим положением и надежде хотя бы частично это положение улучшить, показав: есть шанс – на деле-то иллюзорный – восстановить нормальные отношения с Западом. Но адресован этот месседж не столько Западу, сколько российскому истеблишменту. В высшем слое бюрократии, командовании армии и госбезопасности, верхушке бизнеса не могут не задавать себе вопрос: а нужен ли нам президент, которого преследуют неудачи, который развязал никому не нужный кризис в отношениях с Западом, не может из него выйти и совершает одну ошибку за другой? Ситуация типичная для любого авторитарного режима: элита может простить диктатору многие преступления, пока ему везет, но не прощает ошибок и начинает искать замену, как только вождю изменяют везение и удача.

Скептики, разумеется, возразят: во-первых, Путин убрал с политической арены всех претендентов на президентский пост, имевших сколько-нибудь реальные шансы его занять; во-вторых, армейский генералитет и боссы ВПК заинтересованы именно в противостоянии с Западом, а не в новой разрядке. Это верно. Но генералы не могут не понимать, что одно дело – оккупировать Крым, где украинские войска не сопротивлялись, и бомбить с воздуха сирийских оппозиционеров, не имеющих средств ПВО, а другое – открытое боевое столкновение с войсками стран НАТО. А наблюдая за успехами Навального, вспоминается, что Борис Ельцин был обязан своей победой в 1991 году не только демократической общественности, но и поддержке партийно-советской номенклатуры, которая видела в нем лидера, способного стабилизировать страну и защитить ее интересы. И, как известно, не ошиблась.

Источник svoboda.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!