Главная » главные новости » В ожидании вердикта

В ожидании вердикта

Рассмотрение дела об убийстве политика Бориса Немцова подходит к концу. На следующей неделе стороны перейдут к стадии дополнений, после чего будут прения, «последнее слово» и присяжные уйдут на вердикт. Несмотря на окончание судебного процесса, в деле по-прежнему много вопросов и нестыковок. Корреспондент Каспаров.Ru задал главные вопросы, которые до сих пор остаются без ответа.

Процесс стартовал в Московском окружном военном суде (МОВС) в октябре прошлого года. Дело рассматривает коллегия присяжных из 12 человек — со второй попытки в нее отобрали 22 человека (12 основных присяжных и 10 запасных). В ходе процесса из коллегии выбыло четверо — трое вышли «по семейным обстоятельствам», одна присяжная выбыла в связи с тем, что участвовала защитником в другом процессе и не сообщила об этом суду.

Ведет процесс судья Юрий Житников. Раньше он работал заместителем председателя Ростовского гарнизонного военного суда, потом его назначили судьей Северо-Кавказского окружного военного суда. Житников имеет опыт ведения процесса по громким делам с участием присяжных, а также проводимых в присутствии большого числа журналистов.

В сентябре 2015 года он приговорил к длительным срокам участников банды Гагиева по делу о многочисленных убийствах. Некоторые члены группировки, в том числе один из ее лидеров Олег Гагиев, получили пожизненный срок. В 2012 году указом президента судью перевели в кассационную группу МОВС, но Житников внезапно решил вернуться в первую инстанцию по рассмотрению уголовных дел.

Государственное обвинение представляют прокуроры Мария Семененко, Алексей Львович и Антуан Богданов. Семененко, старший прокурор отдела государственных обвинителей уголовно-судебного управления прокуратуры Москвы, считается ведущим специалистом Генпрокуратуры по работе с судами присяжных, она была прокурором по делам об убийстве журналистки Анны Политковской, полковника Юрия Буданова и лидера «Русского образа» Ильи Горячева. Еще один прокурор Алексей Львович известен по процессу над активистами организации «Хизб ут-Тахрир». Военный прокурор Богданов участвовал в деле «Оборонсервиса»; в суде по делу Бориса Немцова он практически не проронил ни слова, лишь пару раз выступал с возражениями.

  • Установлен ли мотив убийства Немцова?

Обвинение считает, что подсудимые совершили преступление по найму и им якобы обещали 15 миллионов рублей за убийство. В суде неоднократно поднимали вопрос об отношении обвиняемых к политику и скандалу с карикатурами на пророка Мухаммеда в журнале Charlie Hebdo. Первоначально считалось, что поддержка Немцовым карикатуристов тоже могла быть мотивом, но в итоге эта версия отпала. Хотя как одно из доказательств вины Темирлана Эскерханова прокуроры показали присяжным его телефон, где на одной из вкладок браузера сохранилось голосование на сайте «Эха Москвы» с вопросом: «Следует ли изданиям печатать карикатуры на пророка Мухаммеда в ответ на расстрел редакции Charlie Hebdo?».

Кроме того, в том же телефоне Эскерханова обнаружили видео с выступлением Немцова, где тот нецензурно критикует Путина. Как утверждает подсудимый, этот ролик ему прислал его начальник Роман Гурария после убийства политика, чтобы показать, как выглядит Немцов.

  • Найдено ли орудие убийства?

Пистолет, из которого был застрелен Немцов, не найден. На месте убийства обнаружили патроны и гильзы калибра 9 мм. В обвинительном заключении указано, что для преступления «не позднее 27 февраля 2015 года Руслан Мухудинов приобрел в неустановленном следствием месте у неустановленных лиц один экземпляр пригодного для стрельбы 9-мм огнестрельного оружия неустановленного образца» и потом пистолет передал Зауру Дадаеву.

В своих первых признательных показаниях предполагаемый киллер Дадаев говорил, что это был пистолет Макарова с глушителем. На допросе у следователя он утверждал, что после преступления он поехал к своему знакомому и попросил его уничтожить оружие. Вместе с этим своих показаниях Анзор Губашев говорил, что пистолет они выбросили сразу после убийства, а вещи выкинули рядом с Арбатом в Голиковском переулке, где и оставили машину ZAZ Chance.

  • Где заказчики и организаторы убийства?

Гособвинение постоянно акцентирует внимание присяжных, что заказчиком покушения считается Руслан Мухудинов (личный водитель заместителя командира батальона «Север» Руслана Геремеева; в настоящее время находится в розыске). Какие мотивы он преследовал и кто ему помогал в организации преступления, следствие так и не установило.

В суд несколько раз пытались вызвать на допрос Геремеева — ближайшего родственника депутата Госдумы Адама Делимханова и сенатора Сулеймана Геремеева. Они считаются ближайшими соратниками главы Чечни Рамзана Кадырова. Адвокаты потерпевшей стороны семьи Немцова Вадим Прохоров и Ольга Михайлова просили вызвать в суд Кадырова и людей из его окружения, но судья им отказал.

Вместе с этим в суде был допрошен следователь при ГСУ СК РФ по особо важным делам Александр Камашев, который лично ездил в Чечню за Геремеевым.

«В ходе оперативно-розыскных мероприятий невозможно было обнаружить Руслана Геремеева. Я лично был у него дома, дверь никто не открыл», — говорил на допросе в суде следователь.

  • В чьих интересах действовали преступники?

В признательных показаниях обвиняемые Заур Дадаев и Анзор Губашев говорили, что действуют «во имя Аллаха». Согласно протоколам допросов, сразу после ареста Дадаев говорил, что «Русик» (он же Руслан Мухудинов) предложил ему, Анзору Губашеву и Беслану Шаванову (по официальной версии, погиб при задержании) убить политика за вознаграждение, каждому полагалось по пять миллионов рублей, а поводом для убийства стало якобы заявление Немцова, оскорбившее мусульман.

Между тем в конце предварительного следствия Анзор Губашев поменял показания и потом говорил, что в Немцова стрелял покойный Шаванов. В день убийства тот позвал Губашева погулять, а потом попросил его встретить на Большом Москворецком мосту, где, как утверждал Анзор Губашев он и увидел убитого Немцова.

На следствии Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев своей вины не признавали. Перед присяжными они продолжают отрицать причастность к преступлению.

  • Какие роли выполняли обвиняемые во время подготовки к преступлению?

Подсудимые говорят, что главным все-таки был Геремеев, поскольку именно он помог снять жилье на Веерной и оплатить аренду.

Среди обвиняемых, как считает прокуратура, основная роль отводилась Дадаеву, он как раз и считается непосредственным исполнителем убийства. Анзор Губашев и Шаванов занимались слежкой за Немцовым.

По данным следствия, Дадаев в октябре 2014 года купил ZAZ Chance, покупал «боевые трубки» и сим-карты.

Брат Анзора Шадид Губашев помогал им в мелочах. В частности, он встречал в аэропорту Внуково прилетевшего из Грозного Беслана Шаванова.

Какие роли выполняли Эскерханов и Бахаев — непонятно. Гособвинение полагает, что они, как и остальные участники группы, следили и искали информацию о Немцове в Интернете, а также помогали с передвижением по Москве.

  • Какие доказательства у обвинителей?

Прокуратура представила присяжным видеозаписи со здания ГУМа, которые запечатлели, как двое мужчин в темной одежде перед убийством Немцова ходят вокруг магазина. В это время политик и его подруга Анна Дурицкая ужинали внутри ГУМа — в Bosco Cafe. Как считает обвинение, они сидели у окна с видом на Красную площадь, тогда же за ними и следили предполагаемые убийцы. Домработница Зарина Исоева, которая убиралась в двух квартирах на Веерной, подтвердила в суде, что на кадрах у ГУМа — Анзор Губашев и Беслан Шаванов.

Кроме этого обвинение представило в суде биллинг «боевых трубок»(одна из которых была использована Анзором Губашевым, когда тот вставил разовую сим-карту в свой постоянный телефон), документы о покупке машины ZAZ Chance и ее зафиксированные передвижения по маршрутам Немцова по системе «Поток», их генетические следы в этом автомобиле, покупка билетов на самолет и спешное бегство в Грозный после убийства. Эти доказательства выглядят убедительно в отношении двух обвиняемых — Заура Дадаева и Анзора Губашева.

В распоряжении обвинения есть данные системы «Поток», согласно которым был установлен путь автомобиля ZAZ Chance. Автомобиль был брошен в Трубниковском переулке в районе Арбата. Уличные камеры зафиксировали, как из авто вышли двое мужчин, домработница Исоева опознала Анзора Губашева и Шаванова.

Не все так гладко с Шадидом Губашевым. Его генетические материалы были обнаружены в квартирах на Веерной, но подсудимый категорически отрицает, что бывал там. Хотя он подтверждает, что встречал Шаванова в аэропорту по просьбе Дадаева. Несколько раз осенью 2014 года его телефон фиксировали в районе поселка Бенилюкс, где находился загородный дом Немцова. Губашев объяснил, что на своем КамАЗе возил стройматериалы по всему Подмосковью и мог проезжать мимо этого коттеджного поселка. Как видно, это лишь косвенные улики, прямых свидетельств его участия в слежке за Немцовым или подготовке к убийству гособвинение не предоставило.

Эскерханову и Бахаеву также вменяют слежку и поиск информации о Немцове в Интернете, но и тут нет явных доказательств.

Известно, что Эскерханов давно был знаком с Русланом Геремеевым и плотно общался с Дадаевым. У него в телефоне так были записаны их номера: Дадаев — «Добрый Заур», Артур Геремеев — «Добрый Артур», Руслан Мухудинов — «Добрый Русик».

Но едва ли подготовка убийства Немцова напрямую входила в сферу его деятельности.

«Эскерханов был известен в Москве как своеобразный посредник между бизнесменами и чеченскими силовиками, прежде всего — Русланом Геремеевым. Темирлан приносил ему так называемые темы, чаще всего связанные с крупными долгами. И если суммы Геремеева устраивали, то начинались силовые операции по выбиванию денег у должников», — сообщал «Росбалт» со ссылкой на свои источники в силовых структурах.

Кроме того, Эскерханов изначально считал, что операция по его задержанию связана с коллекторскими махинациями. Когда же ему заявили, что он задержан по подозрению в убийстве Немцова, «Эскерханов облегченно вздохнул, сочтя это неким недоразумением», — говорится в заметке «Росбалта».

На счет Бахаева, то, судя по материалам дела, он оказывается достаточно случайным человеком. Его телефон и автомобиль зафиксировали во Внуково, когда Геремеев и Дадаев улетали в Грозный. Как утверждает подсудимый, в тот день он занимался частным извозом и находился в районе железнодорожной платформы Внуково, отвозил клиента в деревню Абабурово.

Больше у обвинения на Бахаева ничего нет, никаких прямых свидетельств того, что он имел отношение к подготовке убийства политика.

  • Почему ключевые свидетели по делу не допрошены?

Живущую в Киеве Дурицкую вызывали не раз, но она в суде так и не появилась, поэтому обвинение зачитало присяжным ее показания на следствии — выстрелы она сначала приняла за хлопки петард, убийцу не видела, ей вообще показалось, что стреляли из проезжавшей машины.

Остальные свидетели обвинения рассказывали о жизни Немцова — чем он занимался, где бывал и что делал непосредственно в день покушения (это его коллеги, соратники, два личных водителя). Они рассказали, что Немцов и Дурицкая действительно были в тот день возле Красной площади и что Немцов действительно жил, работал и ходил в тех местах, где камеры и биллинг мобильных зафиксировали следивших за ним.

Ряд других свидетелей рассказывали про подсудимых — риелторы, помогавшие снять и купить квартиры на Веерной, консьержка и домработница. В суде они показали, что все обвиняемые так или иначе связаны между собой, общались и жили вместе. Кроме того, они опознали обвиняемых на видеозаписях с камер наблюдения у ГУМа и на Веерной.

Сергей Будников, водитель снегоуборщика, который ехал по мосту и к которому сразу после покушения подбежала Дурицкая, был допрошен следствием, но суд его найти не смог.

Не нашли и свидетеля Евгения Молодых, который находился на мосту сразу после убийства. Согласно протоколу допроса, в день преступления он шел до станции метро «Новокузнецкая» через Большой Москворецкий мост.

«Когда я зашел на Большой Москворецкий мост, то мое внимание было привлечено к смартфону, на котором перелистывал музыкальные треки. Время в тот момент было около 23 часов 30 минут. В какое-то время я приподнял голову и посмотрел вперед, где увидел, что передо мной на расстоянии примерно 100 метров, на пешеходной части моста, лежит мужчина, как позже стало известно, это был Немцов. От него отбегал мужчина, который по ходу своего движения перепрыгнул бордюр, ограждающий пешеходную дорожку моста от проезжей части автомобильной дороги, и направился в сторону автомобиля, стоявшего на указанной проезжей части, светлого цвета, возможно белого или серебристого, марку и номер которого я не разглядел», — говорил в ходе допроса Молодых, добавив, что никаких хлопков и выстрелов он не слышал, поскольку громко слушал музыку.

Когда он подошел к лежащему на асфальте Немцову, то увидел, что примерно в 15-20 метрах от политика стоял грузовой автомобиль с бочкой оранжевого цвета, возле которого стоял водитель автомашины Будников и рядом находилась Дурицкая.

«Немцов лежал на правом боку и не двигался. Я попытался развернуть его к себе лицом для того, чтобы поинтересоваться, что случилось. Когда это удалось, у него изо рта выделилась небольшое количество рвотной массы, при этом Немцов захрипел. Я стал спрашивать у него, что случилось, но на мои вопросы он не отвечал, а просто продолжал хрипеть», — указано в протоколе допроса.

  • Какова позиция защиты?

Адвокаты обвиняемых настаивают на невиновности своих подзащитных. А сами подсудимые Дадаев и братья Губашевы в суде отказались от признательных показаний и заявили, что на предварительном следствии давали показания под пытками.

Защита Дадаева пыталась показать присяжным видео с камер наблюдения, где обвиняемый в день убийства, 27 февраля 2015 года, находился в квартире на Веерной. Дадаев утверждает, что в тот день ездил в мечеть вместе с Русланом Геремеевым, обеденный намаз они совершили в ресторане «Веселый бабай», около 5 часов вечера он приехал на Веерную, 46, потом доехал до дома номер 3 и вышел оттуда лишь около половины первого ночи 28 февраля — то есть уже после убийства Немцова.

Суд отказался приобщить к материалам дела видео с Веерной. Оказалось, что на сервере шли технические работы и эта запись оказалась неполной, на пленке указан некорректный тайм-код и в некоторых местах видео прерывается.

Кроме того, адвокаты показали присяжным на карте маршрут передвижения машины Zaz Chance, на которой, как утверждает следствие, передвигались обвиняемые. Защитник Дадаева Марк Каверзин обратил внимание на большие временные промежутки, когда автомобиль вообще не показывался в Москве. 27 февраля машину фиксирует система «Поток» в 21:44 на Большом Москворецком мосту. Внезапно 28 февраля, после убийства, машина появляется на Боровском шоссе и едет в центр города. Позже, 1 марта, машину найдут оперативники в Трубниковском переулке. Прокуратура никак не объяснила, как Zaz Chance оказался на Боровском шоссе после преступления.

Позиция обвиняемых братьев Губашевых до конца не ясна. Анзор и Шадид отказались отвечать на вопросы обвинения. Вместе с этим они не пояснили, что они делали в день совершения убийства.

Как утверждает Шадид Губашев, 25 февраля 2015 года он встретил Шаванова во Внуково и отвез его на Веерную к Дадаеву. 26 февраля навестил своего дядю Амина Айтамирова на Нарвской улице. Затем в два часа ночи вернулся к себе в деревню Козино. На следующий день ему снова позвонил дядя и предложил вместе поужинать. А в ночь с 27 на 28 февраля ему позвонил Дадаев, предложил к нему заехать на Веерную, 3, утверждает Губашев.

Его брат Анзор вовсе уклонился от вопросов о своем соучастии в преступлении. Он и его защитник Муса Хадисов просили дождаться экспертизы видеозаписи с камер наблюдения с ГУМа, на котором в день убийства были зафиксированы, предположительно, Анзор Губашев и Шаванов.

Как считает защита, следствие и суд так и не разобрались о возможном наличии машины-двойника, до сих пор не обнаружено орудие убийства, не описано расположение гильз на месте происшествия, отсутствуют записи с 6 из 8 камер наблюдения на Большом Москворецком мосту и остаются без ответа многие другие вопросы. По просьбе адвокатов независимыми специалистами было подготовлено шесть заключений, и все эти экспертизы суд не разрешил представить присяжным. С точки зрения адвокатов, расхождение между специалистами со стороны обвинения и экспертами в позициях по нескольким вопросам, включая баллистические исследования и ситуационный анализ места происшествия, является аргументом о необходимости назначения повторных экспертиз.

Андрей Карев

Источник kasparov.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!