Главная » В ЕВРОПЕ » Что происходит с восточноевропейскими членами ЕС?

Что происходит с восточноевропейскими членами ЕС?

Приверженность некоторых лидеров экс-социалистических стран демократическим ценностям лишь номинальна. DW — об опасности, угрожающей правовым государствам в Восточной Европе, и ее причинах.

Протест в Бухаресте против сокращения полномочий прокуратурыПротест в Бухаресте против сокращения полномочий прокуратуры

Еврокомиссия обсуждает штрафную процедуру в отношении Польши. В Румынии десятки тысяч демонстрантов протестуют против выхолащивания принципов правового государства. Будапешт, Бухарест или Варшава — общим для них всех являются попытки правительств установить контроль над судебными институтами и нарушить принцип разделения властей. Спустя почти три десятилетия после падения железного занавеса демократическим принципам в странах Восточной Европы, похоже, угрожает опасность.

Насколько сильно давление на правовые институты?

Правительствам Польши, Венгрии и Румынии уже частично удалась попытка установить прямой контроль над судебной властью. А подрыв независимости судебных институтов ставит под угрозу принцип разделения властей и баланс сил в государстве.

В Румынии власти добиваются сокращения полномочий прокуратуры, чтобы иметь возможность предотвратить расследование дел о коррупции. Судебная реформа в Польшепредполагает, что министерство юстиции сможет увольнять и назначать по своему усмотрению председателей судов. В Венгрии после принятия новой конституции в 2011 году были серьезно урезаны полномочия Конституционного суда, а снижение пенсионного возраста судей и прокуроров позволило избавиться от неудобных госслужащих.

С какими трудностями сталкивается оппозиция?

Победителю достается все или, иными словами, большинство может поступать так, как ему вздумается. Похоже, именно этим принципом руководствуются многие государственные руководители стран Восточной Европы. Они просто игнорируют назойливые органы контроля — омбудсменов, уполномоченных по защите личных данных или советы телерадиовещания — или же заменяют их руководство на более послушное. Или как вариант — отключают парламентской оппозиции микрофоны, лишают доступа к государственным СМИ или отказывают в создании парламентских комитетов и комиссий по расследованию.

Протест в защиту судебной системы в ПольшеПротест в защиту судебной системы в Польше

А как обстоят дела со свободой мнений и прессы?

Скорее, плохо. Вне зависимости от того, идет ли речь о претендентах на вступление в Евросоюз Черногории и Сербии или членах ЕС Болгарии, Польши и Венгрии, неуемная жажда властей этих стран взять все под свой контроль вышла далеко за пределы государственных общественно-правовых телеканалов или правительственных информационных агентств. Лишение лицензий и переход во владение к близким властям инвесторам сделали ручными даже бывшие оппозиционные телерадиоканалы. Дерзкие карикатуры исчезают с первых полос СМИ, качественная пресса — с витрин газетных киосков, критически настроенные журналисты — с экранов, неудобные программы — из сетки теле- и радиовещания.

Что происходит с защитой меньшинств?

В государствах Восточной и Юго-Восточной Европы тяжело приходится не только беженцам, но и представителям национальных меньшинств. Правительство Венгрии даже регулярно проводит пиар-акции, рассказывая о вреде мигрантов и пытаясь повысить свой рейтинг с помощью ксенофобских и реакционных высказываний.

Цыгане, будучи самым крупным этническим меньшинством, подвергаются дискриминации во всех государствах региона. Последствия войны в Югославии в наибольшей мере ощутили на себе представители этнических меньшинств в странах, образовавшихся после ее распада. Албанцы и мусульмане-боснийцы в Сербии ощущают враждебность по отношению к себе так же, как и сербы в Хорватии или Косово. Венгрия из-за агрессивного отстаивания интересов своих соотечественников, живущих в других странах, находится в постоянном конфликте с Румынией и Словакией.

Подобное происходит только в странах бывшего соцлагеря или по всей Европе?

Популистские партии испытывают подъем во всех странах Европы и все чаще попадают в правительство, как это недавно произошло в Австрии. Но особенность стран восточноевропейского блока — это очень сильные правительственные партии и крайне слабые государственные институты. Нередко распределение рабочих мест и руководящих должностей зависит от партийной принадлежности, а не от квалификации и опыта. Приверженность демократическим ценностям для некоторых государственных лидеров является практически номинальной: в действительности некоторые из них демонстрируют едва ли не большевистское стремление к абсолютизации власти.

Какова мотивация у постсоциалистических правящих элит?

Картина неоднородна. Но и у правопопулистских экс-диссидентов, как премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, и у посткоммунистических наследников румынского экс-диктатора Николаэ Чаушеску есть нечто общее: кажется, что их безоговорочное стремление к абсолютной власти — порой не полностью осознанное — подпитывается политической социализацией в однопартийном государстве. У некоторых бывших борцов за свободу, ныне превратившихся в евроскептиков, даже снова вошел в моду верноподданнический взгляд в сторону «большого брата» в Кремле.

Премьер-министр Венгрии Виктор ОрбанПремьер-министр Венгрии Виктор Орбан

Как реагирует на это ЕС?

На постоянные нарушения Будапештом и Варшавой принципов ЕС Брюссель смотрит как обиженный и озабоченный, но перегруженный работой школьный учитель. Возмущенные предупреждения чередуются у него с инициированием штрафных процедур — довольно безрезультатных и длящихся годами.

Брюссель едва ли способен применить максимально суровое наказание, которым он угрожает Польше, — лишение права голоса в ЕС. С одной стороны, оба возмутителя спокойствия в Евросоюзе — Будапешт и Варшава — могут рассчитывать на взаимную помощь, заключающуюся в праве наложить вето на решение Еврокомиссии. С другой стороны, венгерский премьер может полагаться на поддержку других консервативных партий, которые вместе с его партией входят в крупнейшую фракцию в Европарламенте. Так что логический вывод, который делают в Венгрии и Польше, — любому, получившему членство в клубе ЕС, ничего не угрожает.

Несколько более убедительно, но тоже не очень последовательно ведет себя Брюссель и с кандидатами на присоединение к Евросоюзу. Кажется, что отношение к странам, ожидающим вступления в ЕС, определяется политическими соображениями о том, как ограничить влияние Москвы, а не широко проповедуемой приверженностью европейским ценностям.

Как реагирует население этих стран?

Среди жителей Восточной и Южной Европы по-прежнему сильно распространены тяга к сильной руке и довольно авторитарное понимание политики. Городская интеллигенция и молодые, хорошо образованные специалисты, считающиеся потенциальным двигателем социальных изменений, предпочитают эмигрировать: число юных граждан Болгарии, Хорватии или Венгрии, ищущих работу на Западе, постоянно растет.

Остается ли надежда на смену политического курса?

Демократический дух перемен, охвативший страны Восточной и Центральной Европы в 1989 году, полностью выветрился, хотя сегодняшние Польша или Словакия достигли такого уровня экономического развития, который казался немыслимым даже в момент их присоединения к ЕС в 2004 году. Но сильные волнения и массовые демонстрации, сопровождающие попытки румынского правительства приручить судебную систему, свидетельствуют о том, что многие жители Румынии не хотят ни возвращения удушающей атмосферы партийной автократии 90-х, ни разгула коррупции 2000-х годов.

Источник dw.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!