Главная » В УКРАИНЕ » Мне неинтересно, кто финансирует сепаратистов в Донбассе

Мне неинтересно, кто финансирует сепаратистов в Донбассе

Украинский политик и бизнесмен Виктор Медведчук рассказал Жанне Немцовой о переговорах с Путиным по Донбассу и о том, почему он не считает Россию стороной конфликта.

Гость «Немцова.Интервью» — украинский политик и бизнесмен, лидер движения «Украинский выбор — Право народа» Виктор Медведчук. Его связывают близкие отношения с президентом России Владимиром Путиным, который является крестным отцом дочери Медведчука, Дарьи. На данный момент Виктор Медведчук — один из основных переговорщиков между Россией и Украиной по мирному урегулированию в Донбассе и обмену военнопленными.

Жанна Немцова: Виктор Владимирович, вы приводите всегда один прагматический аргумент в пользу того, чтобы восстановить отношения с Россией: действительно, Украина сильно зависит от России в экономическом плане. Вы видите будущее Украины как региональной державы, где пальму первенства занимает Россия?

— Нет, неправильно. Я считаю, что надо выстраивать в экономике прагматичные отношения.

—  А в политике?

— Политика — это производная от экономики. Извините, но в Украине беда заключается в том, что мы на первое место ставим политику, и политика формирует экономику. А должно быть все наоборот. Я могу долго перечислять цифры о росте цен на газ и электроэнергию, уменьшении заработных плат. Вопрос не в политике, а в уровне жизни людей.

— Считаете ли вы, что Владимир Путин использует экономику для достижения своих политических интересов?

— Нет, не использует.

— Виктор Владимирович, а кто на самом деле виновен в развязывании вооруженного конфликта в Донбассе? Изначально?

—  Я не считаю Россию в данной ситуации агрессором.

— Россия является стороной конфликта, если она оказывает влияние на оккупированные территории?

— Абсолютно неверно. Изначально этот формат предполагал, что Россия и ОБСЕ выступают посредниками. Но не стороной конфликта. И это непосредственно записано в минских соглашениях. Конфликт в Донбассе — это конфликт между людьми, которые не согласились с приходом новой власти и с политиками новой власти.

— Стороны конфликта — это, соответственно, разные группы в разных частях Украины?

— Совершенно верно.

— Вот вы сами говорили, что масштабный обмен пленными, который произошел 27 декабря 2017 года, был бы невозможен, если бы Владимир Путин не позвонил главам непризнанных республик.

— Совершенно верно.

— Так Владимир Путин и Россия — ни при чем в этом конфликте? Почему же тогда они его слушают?

— Я вам объясняю. Россия присутствует в нормандском формате и взяла на себя функции по оказанию влияния на руководство непризнанных республик.

— Вы ссылаетесь очень часто на минские соглашения и, в частности, утверждаете, что в Донбассе нет российских регулярных войск.

— Это не я утверждаю. Это утверждает Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ, которая там находится в количестве 1000 человек.

— В пункте 10 минских соглашений указано, что необходим вывод иностранных вооруженных формирований. О каких иностранных вооруженных формированиях идет речь?

— Добровольцы с одной и с другой стороны всегда имели место. Речь идет о том, чтобы любые иностранные вооруженные формирования не были там. Речь шла именно об этом. Вы знаете, например, о том, что воевал там грузинский батальон?

— Да.

— А что там добровольцы из Чечни были, знаете?

— Добровольцы из Чечни — это, вы считаете, не часть российской регулярной армии?

— Нет, речь не идет о регулярной армии… Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ никогда не сообщала о наличии регулярных частей РФ на территории, неподконтрольной Украине.

— Отвод тяжелых вооружений — второй пункт минских соглашений. Тут указывается военная техника, которая состоит на вооружении у российской регулярной армии. В частности, РСЗО (реактивная система залпового огня. — Ред.) «Торнадо-С».

— Ничего не могу вам сказать.

— Эта РСЗО поступила на вооружение российской армии в 2012 году. Как она оказалась на оккупированной территории?

— Нет, там не может быть указано вооружение. Там нет никаких вооружений.

— В минских соглашениях указаны: «Торнадо-С», «Ураган», «Смерч» и тактические ракетные системы «Точка-У».

— Нет, в минских соглашениях не перечисляются вооружения. Там перечисляются тяжелые вооружения и их калибры. А как оно там оказалось, у вас правильная информация?

— У меня правильная информация.

— Мне об этом неизвестно. Я этого не знаю. Это надо задать вопросы самому ОБСЕ.

— Откуда у сепаратистов в Донбассе деньги на то, чтобы продолжать военные действия?

— Никогда не спрашивал об этом. Те вопросы, по поводу которых я веду переговоры, не предполагают такого глубокого и ненужного для меня интереса.

— С 2014 года вы находитесь в санкционных списках США. А как США объясняют то, что они включили вас в санкционный список?

— Если вы хотите знать, что официально указано в тех документах, в результате которых я эти санкции получил, там написано о том, что господин Медведчук возглавлял общественное движение «Украинский выбор», которое отстаивает федерализацию Украины. Видимо, те, кто писали, забыли о том, что они живут тоже в федеративной системе координат. Ведь США являются федерацией. Дальше. Господин Медведчук является личным близким другом президента РФ Путина и помогал Януковичу осуществлять подобные связи. Вот примерно то, что написали в этих санкциях. Ну, абсурд, глупость. Но этот абсурд и глупость нельзя ни обжаловать, ни этому противостоять. Поэтому я абсолютно спокойно к этому отношусь. Ну, есть санкции, ну… конечно, это нехорошо. Ну, нормально.

— Вы говорили, что США ввели внешнее управление, что посол США в Украине — это главный игрок на политическом поле. Ведь МВФ является кредитором Украины. И естественно, как любой кредитор, он заинтересован в том, чтобы государство боролось с коррупцией. Так почему вы считаете это требование проявлением внешнего управления США?

— МВФ и США не предлагают. Они требуют. Они потребовали снять генерального прокурора. Вроде мы — колония, азиатская или африканская. И этого генерального прокурора, как заявил господин Байден, сняли за один час. Когда бегают в посольство США и советуются, что делать, у меня возникает вопрос, а зачем тогда власть в Украине?

— А, например, тот факт, что Владимир Путин позвонил Захарченко или Пасечнику или Плотницкому, не является проявлением внешнего управления со стороны России?

— Абсолютно разные вещи. Путин попросил по моей просьбе и по просьбе его Святейшества патриарха Кирилла, чтобы он обратился к руководителям непризнанных республик в вопросе того обмена, переговоры по которому велись целый год. Для того, чтобы освободить людей как с одной, так и с другой стороны линии соприкосновения.

— Крестным вашей дочери Дарьи является президент Владимир Путин, а крестная — Светлана Медведева. Почему вы приняли решение, что именно президент Путин должен быть крестным вашей дочери?

У меня были отношения тогда дружеские с господином Медведевым, мы были главами администраций президента. У меня были нормальные деловые отношения с господином Путиным и просто где-то в беседе возникла эта идея. А вот где-то осенью 2004 года был разговор, я обратился с такой просьбой и они согласились с этим.

— Вы — довольно состоятельный человек. При этом вы постоянно занимались политической деятельностью. Как вам удалось заработать такое количество денег?

— Начиная с 92-го года я активно занимаюсь бизнесом. И, кстати, с 92-го года декларирую все свои доходы в Украине. Я пришел в политику в 97-м году и, в отличие от других украинских политиков, которые так много говорят о своих заработках, о своих состояниях, о своих политических взглядах, я продал весь свой бизнес. В 2005 году я ушел и снова начал заниматься активно бизнесом и занимаюсь им последние 13 лет. Поэтому то, что я — состоятельный человек, это факт. И то, что состояние я свое приобрел в результате законного бизнеса, это — факт.

Источник dw.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!