Главная » Блогосфера » Facebook сыграл большую роль в революции в Армении

Facebook сыграл большую роль в революции в Армении

Новый премьер-министр Армении Никол Пашинян рассказал Жанне Немцовой о смене власти в стране, призывах прекратить протесты и хороших отношениях с Путиным.

Никол Пашинян во время интервью с Жанной НемцовойНикол Пашинян во время интервью с Жанной Немцовой

Гость «Немцова.Интервью» — лидер «бархатной революции» и новый премьер-министр Армении Никол Пашинян. Многотысячные мирные акции в Ереване завершились добровольной отставкой его предшественника Сержа Саргсяна. Теперь главная задача Пашиняна, по его словам — реформировать страну и изменить действующую политическую систему. Жанна Немцова поговорила с главой правительства о его взглядах на характер революции в Армении, отношениях с Кремлем и о том, какую роль в произошедшем сыграли соцсети.

Жанна Немцова: Как можно охарактеризовать произошедшее в Армении? Была ли это смена власти под давлением общества или революция?

Никол Пашинян во время интервью с Жанной НемцовойНикол Пашинян во время интервью с Жанной Немцовой

Никол Пашинян: Я могу охарактеризовать это как процесс возвращения власти народу. Это и смена власти по решению жителей страны, а также «бархатная», народная революция без насилия. Процесс и мое избрание на пост премьер-министра были в рамках конституции и законов Армении.

Хотя нельзя назвать эту революцию «цветной». Подразумевается, что за подобной сменой власти стоит большой геополитический контекст. В нашем же случае это был внутренний процесс в республике Армения по решению армянского народа. Для нас это вопрос национального достоинства, а для меня — достоинства личного. И не думаю, что кто-то извне, не имеет значения кто и откуда, должен решать внутриполитические вопросы Армении.

— С вашей точки зрения, революции, которые происходили в других республиках, ранее входивших в состав СССР, были иного характера? Например, в Грузии или в Украине?

— Конечно. После тех революций мы увидели перемены во внешней политике этих стран. А мы сказали, что будем продолжать внешнюю политику Армении, развивать и армяно-российские отношения, и отношения с Евросоюзом, с США, с Ираном, с Грузией. Вектор нашей внешней политики остается таким же, как и до революции.

— Часто российское руководство реагирует довольно нервно на смену власти в других постсоветских странах. Это видно из того, как государственное телевидение освещает процессы. В случае с Арменией Владимир Путин не вмешался в происходящие в стране. Почему?

— Армения — это Армения. Я думаю, что главная особенность нашего государства в том, что мы очень трепетно относимся к нашей суверенности.

— Вы, в отличие от многих других лидеров гражданского протеста, очень миролюбиво настроены в отношении РФ. Почему вы миролюбиво говорите о российском руководстве?

— Я обо всех говорю миролюбиво. Армения — мирная страна, мы — миролюбивая нация. Я надеюсь, что вы не заметили никакой агрессивности по отношению, например, к Евросоюзу, США, Ирану и Грузии и другим странам. Конечно, когда понадобится, мы можем защитить себя. Но у нас тесные отношения с Россией, и я уверен, что они станут еще более глубокими. У нас хорошие отношения с ЕС, которые мы намерены развивать и дальше. Также мы намерены развивать наши отношения с США, Ираном, Грузией и со всеми странами, которые заинтересованы в этом.

— Вы впервые встретились с президентом России Владимиром Путиным в Сочи 14 мая на саммите Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Какое впечатление на вас произвел российский президент?

— Честно говоря, на самом саммите была очень приятная атмосфера. Я думаю, что для этого этапа у нас сложились очень хорошие личные отношения, которые со временем станут только лучше.

— От Владимира Путина прозвучали просьбы в отношении того, какую политику должна проводить Армения по отношению к внешним партнерам или какую внутреннюю политику?

— Нет, мы говорили только об армяно-российских отношениях и о многосторонних отношениях в рамках ЕАЭС и в рамках договоров организации ОДКБ. Но мы не говорили о тех вопросах, которые имеют отношение к отношениям Армении и Евросоюза, Армении и Соединенных Штатов и третьих стран.

— Вы 9 мая были в Нагорном Карабахе. Поднимали ли вы с Владимиром Путиным тему карабахского урегулирования?

— Конечно, тоже говорили. Важно подчеркнуть, что мирный путь решения вопроса — это единственный путь, который реально может привести к решению. Нет никакого силового решения. Я думаю, что это принципиальная позиция, не только Армении, но еще РФ.

— А вы затрагивали тему поставок оружия Азербайджану со стороны России?

— Да, конечно. У нас было конструктивное обсуждение по этому поводу. Я не могу сказать, что говорил об этом Путин.

— Какие будут ваши приоритеты в развитии экономики Армении?

— Я могу говорить о трех приоритетах. Первое — развитие информационных и высоких технологий в Армении. Эта сфера экономики у нас динамично развивается. Также мы планируем усилить еще и военно-промышленный комплекс Армении, потому что эта область может стать локомотивом для всей экономики страны. Второй этап — развитие туризма. И третье — сельского хозяйства.

— На экономику Армении оказывает влияние крупный капитал или олигархи. Некоторые армянские олигархи находятся в парламенте, некоторые из них, насколько я знаю, вас поддерживали. Собираетесь ли вы бороться с олигархами?

— Мы намерены гарантировать власть народа, а не какой-то группы личностей, и никто не должен этому мешать, но бороться против кого-то мы не будем. Если мы сможем создать такую реальность, вопрос решится сам по себе. К тому же, в течение нашей революции олигархи не сумели повлиять на политическую ситуацию в стране. Потому что народ взял власть в свои руки и не намерен ее отпускать.

— 17 мая вы призвали протестующих отказаться от акций гражданского неповиновения. Насколько я знаю, требованием была отставка мэра Еревана Тарона Маргаряна, который, как говорят, является близким соратником вашего предшественника, Сержа Саргсяна. Почему вы считаете, что хватит протестовать?

— Я сказал, что акции гражданского неповиновения имеют смысл тогда, когда в стране нет власти, которая действуют в соответствии с интересами народа. Сейчас есть в Армении власть, которая имеет поддержку населения Армении. Это значит, что, например, если кто-то закрывает дороги, это может интерпретироваться как акция против власти. Но если власть имеет поддержку граждан страны, акцию можно интерпретировать как акцию против народа, а такое организовывать нельзя.

— Скоро в стране пройдут парламентские выборы. Большинство в парламенте сейчас за Республиканской партией Армении, которая находится к вам в оппозиции. Насколько для вас важно, кто победит?

— Я пришел к власти в ситуации, когда у республиканцев было большинство, но они не смогли ничего сделать.

И для нас это очень важно — организовать, иметь такие выборы, чтобы несмотря на результат у граждан было чувство, что они выиграли эти выборы. И они решили, кому быть во власти. Мы уверены, что наши проблемы начались с того момента, когда в Армении начали фальсифицировать итоги выборов.

— Вы довольно часто вы размещаете видео на Facebook. Почему для вас важен такой формат общения?

— В течение моей политической деятельности и протестов телевидение фактически было закрыто для оппозиции. Очень важно иметь альтернативный канал общения с народом. Сейчас у моей страницы в Facebook большая аудитория, которую можно сравнить с аудиторией телевидения. Это очень эффективный путь диалога с обществом, с гражданами. Конечно, Facebook сыграл большую роль в процессе нашей революции и был очень эффективным каналом для информационных потоков, чтобы пригласить людей на митинги.

Источник dw.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!