Главная » В РОССИИ » Как меняется отношение россиян к Дню Победы

Как меняется отношение россиян к Дню Победы

Значимость Дня Победы для россиян растет. Какие перемены произошли в РФ с памятью о войне и в чем причина популярности «Бессмертного полка», DW объяснил социолог Алексей Титков.

Акция Бессмертный полк в МосквеАкция «Бессмертный полк» в Москве (фото из архива)

В постсоветской России День Победы становится главным гражданским праздником, рассказал в интервью DW социолог, доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Алексей Титков. Он также объяснил, почему в последние годы выросло значение Дня Победы и почему такую популярность приобрела акция «Бессмертный полк».

DW: Что говорит социология, насколько важен День Победы для россиян?

Алексей Титков: В девяностых — начале двухтысячных День Победы был вторым-третьим по популярности праздником после Нового года. Примерно на одном уровне с Пасхой и днем рождения (своим и родственников). В 2010-х значимость Дня Победы почему-то стала расти. По данным ВЦИОМ, она выросла настолько значительно, что в этом году впервые опередила по важности Новый год. По данным негосударственного «Левада-центра», — еще не опередила. Но все равно есть тенденция, что относительная и абсолютная значимость Дня Победы для граждан растет.

Алексей ТитковАлексей Титков

Почему так происходит?

— И рост популярности Дня Победы, и те новые способы его праздновать, которые появились в последнее десятилетие, — это лишь в небольшой степени результат государственной политики и пропаганды. Это скорее тенденция, которая сама сложилась исходя из того, что людям вообще нужно от праздника 9 мая, как они его себе представляют.

— Чего не хватало людям в праздновании Дня Победы?

— Большая проблема была с тем, что граждане, которые хотели выразить свое отношение к празднику, в значительной степени просто не знали, как они могли это сделать. 9 мая была понятная роль у главы государства, у военных, у телевидения, у артистов. А вот у граждан была скорее роль пассивных слушателей и зрителей.

Или, если выражаться точнее, единственная категория со стороны граждан, за которой все признавали право быть активным и главным участником праздника, — это ветераны войны и люди ветеранского поколения. Но вот теперь они почти все умерли и без них непонятно, чей это праздник и как о нем вспоминать.

Наклейки на машину «На Берлин!», георгиевские ленточки, военная форма, — это все способы почувствовать себя более активным, чем раньше. Самый одобряемый формат, судя по опросам, — акция «Бессмертный полк».

Почему она оказалась популярнее георгиевских ленточек?

— Ленточку придумали как способ символически выразить свое отношение к воевавшему поколению, показать, что память о нем значима. Но символ получился слишком обобщенный и недостаточно связанный с памятью о воевавших родственниках в конкретной семье. Ну и плюс потом у ленточки появились осложняющие политические значения.

Акция «Бессмертный полк» соединила две памяти о войне: приватную и публичную. Ведь большая часть знаний о войне у жителей современной России — это именно внутрисемейные рассказы. Причем по своему содержанию они во многом непохожи на то, что рассказывают газеты и телевидение, которые преподносят 9 мая как праздник, день гордости. Это более тяжелое, драматическое знание. И именно оно оставалось закрытым, невыраженным.

В этом году, например, я видел перемены в праздничном оформление города. На улицах и в метро появились элементы непарадной, документальной памяти. Черно-белые фотографии, темные тона, изображения разрушенных домов — это все способ выразить переживание теневой, болевой, травматической стороны праздника.

Чем руководствуются люди, которые надевают 9 мая военную форму на себя и на своих детей?

— Это люди, условно от 35 до 50 лет, которые, с одной стороны, убеждены в ценности памяти о войне, а с другой — опытным путем чувствуют, что есть сложность в передаче этой памяти дальше. Теперь для этого нужны какие-то дополнительные усилия. Поэтому более сложное, чем раньше, погружение детей и школьников в военную форму и военный опыт кем-то понимается как способ эту преемственность обеспечить. Насколько это получается — отдельный вопрос.

Есть ли у российского общества разногласия о том, как именно День Победы праздновать?

— Разумеется. Первое проблемное напряжение в том, имеем ли мы, невоевавшее поколение, право на активную роль в празднике. То есть можем ли мы надевать военную форму, пусть и стилизованную, носить ленточки. Вторая проблема — это смысловой выбор, который приходится все чаще делать по поводу 9 мая. Победили они, ветераны, или победили мы, страна? Госпропаганда ситуацию осложняет, но и без нее похожие проблемы выбора все равно появлялись бы.

Можно ли сделать прогноз, для скольких еще поколений 9 мая будет оставаться значимым праздником?

— Точный прогноз сделать сложно. Но вообще в любой стране есть праздник некого учредительного события, который создает и страну, и ее граждан. Необязательно это связано с войной. Для постсоветской России День Победы во многом приобретает роль такого вот учреждающего гражданского праздника. Скажем, день революции 1917 года и День России 1990-1991 годов сейчас явно отстают в этом качестве.

Сейчас люди добровольно рассказывают в соцсетях истории о том, кем были их предки во время войны. У кого-то прадед был артиллеристом, а бабушка — медсестрой. Так мы демонстрируем, что положение ветеранов, достойных граждан, в какой-то степени передается нам по наследству. Если такое значение будет оставаться, то на несколько поколений вперед значимость 9 мая сохранится.

Источник dw.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Подпишитесь на новогоднюю бесплатную рассылку:

dec-2015

Укажите свой email:

 

Подписка!